+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Кража, хищение, воровство: статьи закона, документы и судебная практика

Хищение чужого имущества преследуется по закону. Уголовное законодательство содержит специальную норму, в которой установлено наказание за такое деяние. Рассмотрим далее признаки деяния, санкции для виновных. В конце статьи будут даны некоторые рекомендации для предупреждения краж на предприятиях.

Статья за воровство: общий состав

За кражу субъекту грозит:

  1. Обязательные работы. Их длительность до 180 ч.
  2. Арест до 4 мес.
  3. Исправительные работы от полугода до года.
  4. Тюремное заключение до 2 лет.

В норме предусмотрено еще одно наказание. Оно считается самым мягким. Это штраф. За воровство с субъекта может быть взыскано до 80 тыс. руб. либо сумма, равная его з/п (прочему доходу) за полгода.

Квалифицирующий состав

Субъекты могут по-разному совершать воровство. Статья УК РФ в ч. 2 устанавливает наказание за кражу:

  1. Группой субъектов, имевших сговор.
  2. С неправомерным проникновением в хранилище или другое помещение.
  3. С нанесением потерпевшему существенного вреда.
  4. Из сумки (прочей ручной клади), одежды, находившихся на или при пострадавшем.

За такое воровство статья УК РФ устанавливает:

  1. Обязательные работы на 180-240 ч.
  2. Денежное взыскание в размере до 200 тыс. руб. или равное з/п (другим доходам) за 1.5 года.
  3. Исправительные работы на 1-2 года.
  4. Заключение в тюрьму до 5 лет.

Отягчающие обстоятельства

Субъект может совершить кражу:

  1. Незаконно проникнув в жилое помещение.
  2. Из газо-, нефтепровода.
  3. В размере, считающемся крупным.

За такое воровство статья УК РФ вменяет:

  1. Денежное взыскание от 100 до 500 тыс. руб. или равное доходу/зарплате осужденного за 1-3 года.
  2. Тюремное заключение на 2-6 лет.

В последнем случае дополнительно может назначаться денежное взыскание до 80 тыс. руб. или в сумме доходов/зарплаты за полгода. Кража может также совершаться в размере, признаваемом особо крупным или организованной группой. За такое воровство статья УК РФ предусматривает заключение в тюрьму на 5-10 лет. Дополнительно виновным может вменяться денежное взыскание размером до 1 млн руб. или равное доходу/зарплате за период до 5 лет.

Примечание

Хищение чужого имущества представляет собой безвозмездное противоправное обращение в пользу виновного, сторонних лиц или изъятие материальных ценностей, принадлежащих иным субъектам, причинившее ущерб владельцу или собственнику. Данные деяния совершаются с корыстной целью. Значительный вред устанавливается в соответствии с материальным положением потерпевшего. При этом он не может составлять менее 2.5 тыс. руб. Размером, считающимся крупным, будет являться стоимость материальных ценностей выше 250 тыс. руб., особо крупным — больше 1 млн руб.

Статья 158: комментарий

В качестве предмета посягательства выступают материальные ценности. Объектом неправомерного деяния являются отношения в сфере собственности. Воровство — преступление с материальным составом. Предметом посягательства могут выступать:

  1. Деньги.
  2. Вещи, которые создаются человеческим трудом и обладают духовной либо материальной ценностью.
  3. Документы, выступающие как эквивалент денег.
  4. Ценные бумаги.

Предметом кражи могут являться документы нематериального характера, не имеющие стоимости, но предоставляющие возможность получить имущество. К таким бумагам, например, относят накладные, багажные квитанции. Их кража с целью последующего использования для обращения имущества в пользу виновного или третьих лиц квалифицируется как приготовление к мошенничеству.

Безвозмездность

Статья 158 устанавливает ряд обязательных признаков деяния. Одним из них является безвозмездность. Только такого рода изъятие может повлечь нанесение ущерба потерпевшему (законному владельцу). В случае отсутствия материального вреда деяние не будет рассматриваться как кража. К примеру, субъект изымает имущество, взамен предоставляя равноценный по стоимости предмет или денежную компенсацию.

Цель кражи

Статья за воровство указывает, что материальные ценности могут изыматься незаконным способом для последующего обращения их в пользу виновного либо иных (третьих) лиц. Укравший вещь субъект официально не становится ее собственником, однако фактически он владеет ею, распоряжается, пользуется как собственной. В этой связи необходимо отличать даже мелкое воровство от временного корыстного использования предмета, принадлежащего другому человеку. В последнем случае виновный пользуется и владеет вещью, но не распоряжается ею.

Покушение на кражу

Хищение будет считаться оконченным в случае, если виновный имеет возможность распоряжаться или пользоваться изъятым имуществом. Если субъект совершил определенные действия и только смог завладеть предметом, но распорядиться им у него не получилось по причинам, от него не зависящим, то его поведение расценивается как покушение на кражу. В качестве исключения в этом случае будет выступать разбой. Он считается завершенным с момента нападения для хищения имущества при наличии в деянии лица признаков, установленных ст. 162.

Материальный ущерб

Он выступает в качестве одного из признаков объективной части преступления. Материальный ущерб связан с насильственным изъятием материальных ценностей. За мелкое воровство, совершенное путем мошенничества, кражи, растраты, присвоения предусматривается административная ответственность (ст. 7.27 КоАП). Материальный вред, причиненный собственнику вещи, должен иметь причинную связь с действиями субъекта, который совершил неправомерное деяние. В ходе решения вопроса об отсутствии или наличии состава преступления во внимание не принимается мнение собственника украденного предмета о том, имеет ли место имущественный ущерб и нужно ли привлекать к ответственности виновного. Стоимость незаконно изъятого имущества определяется на день совершения преступления. Величина материального вреда устанавливается на дату принятия решения о взыскании с последующей индексацией.

Часть третья

В ней установлена ответственность за кражу, сопровождавшуюся незаконным проникновением в жилье либо в размере, считающемся крупным. Под первым понятием следует понимать жилой дом с включенными в него помещениями (нежилыми в том числе), вне зависимости от формы собственности, пригодный для постоянного либо временного там пребывания. К этой же категории относят составные конструкции сооружения, предназначенные для хранения вещей, отдыха, удовлетворения прочих хозяйственных нужд. Крупным будет считаться размер нескольких краж одним субъектом, если он соответствует установленной законодательством сумме. При его определении осуществляется оценка стоимости похищенных ценностей.

Субъективная часть

В качестве потерпевшего может выступать только лицо, обладающее законными полномочиями собственника или другого владельца материальных ценностей. Тайное изъятие вверенной вещи расценивается как присвоение. Субъективный признак преступления выражается в прямом умысле. По смыслу рассматриваемой нормы лица, совершившие кражу в составе группы, выступают как соисполнители. Каждый из них будет отвечать в полном объеме, вне зависимости от размера доли, приходящейся на него.

Рекомендации

Кража может совершаться в магазине, на предприятии, в общественном транспорте, в банке и в прочих местах. Как бороться с воровством? Специалисты рекомендуют разработать определенный план мероприятий, направленных на пресечение неправомерных действий. Безусловно, его составление должно осуществляться с учетом особенностей коллектива, предприятия, других обстоятельств. Например, система защиты на заводе и в торговом зале будет иметь существенные отличия. Тем не менее можно определить некоторые общие рекомендации:

  1. Разработка локальных нормативных документов. Установленные правила необходимо прописать в специальных документах. Каждый субъект должен ознакомиться с ними. На предприятии большое внимание следует уделить регламентам работы, содержанию должностных инструкций. Немаловажное значение имеет система индивидуальной и коллективной материальной ответственности. Разработка локальных актов — это главным образом профилактика воровства.
  2. Формирование контрольно-учетной системы. У руководителя компании всегда должен быть открыт доступ к сведениям о продукции на каждом уровне ее перемещения. Это позволит не только проконтролировать производственный процесс, но и обеспечит возможность провести внезапную его проверку. Сотрудники, в свою очередь, при наличии такой системы будут понимать, что любое незаконное действие будет обязательно выявлено.
  3. Проверка нового служащего. При трудоустройстве кандидат на место предоставляет определенный пакет документов. Их необходимо проверить на предмет подлинности. Кроме этого, целесообразно поинтересоваться прежним местом работы, запросить оттуда характеристику на сотрудника. В обязательном порядке следует выявить вредные привычки человека. В частности, особое значение имеет тяга к азартным играм, выпивке и пр.
  4. Тщательный подбор сотрудников в аппарат управления. Необходимо помнить, что на любом предприятии администрация выступает как эталон, образец. Она задает тон в работе. Управленцы способствуют созданию имиджа генерального директора, формируют отношение работников к руководителю компании. Именно поэтому в административном аппарате должны присутствовать проверенные, а главное, честные люди.
  5. Выявление и жесткая критика воровства. Случаи обнаружения нарушения и установления виновных необходимо предавать огласке в пределах коллектива предприятия. Руководителю следует выработать схему, в соответствии с которой у него будет возможность в кратчайшие сроки избавляться от нерадивых служащих. В таких случаях исключений и послаблений делать нельзя ни в коем случае. Если в локальных актах установлены жесткие правила, предусмотрены конкретные мероприятия, направленные на борьбу с воровством, их необходимо неукоснительно выполнять.

Следует также отметить, что при взаимодействии с персоналом крайне важно придерживаться этических норм. В процессе противодействия и привлечения к ответственности сотрудников, пойманных на краже, нельзя обижать или каким-то образом ущемлять права честных добросовестных служащих. Наказание должно предусматриваться только для виновных лиц.

Хищение похищенного: проблемы квалификации

ХИЩЕНИЕ ПОХИЩЕННОГО: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ

Сергей Елисеев, заведующий кафедрой Томского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

Определяя понятие хищения, законодатель в примечании 1 к ст. 158 УК РФ указал, что хищение является деянием, причиняющим ущерб собственному или иному владельцу имущества. Однако законодатель не объяснил, какой именно смысл он вложил в термин «иной владелец имущества», что вызвало разные его трактовки.

Одни авторы (, , , ) под иным владельцем имущества понимают законного (титульного) владельца .

Лопашенко против собственности. М., 2005. С. 45; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. . М., 2004. С. 360.

Другие считают, что определение хищения дает основание утверждать, что иной владелец имущества — это любое лицо, фактически обладающее, в том числе и противозаконно, имуществом. , например, пишет: «В примечании 1 к ст. 158 УК законодатель говорит о владельце имущества, которому причиняется ущерб хищением, но при этом особо не оговаривает вид (категорию) владения. Данное обстоятельство позволяет заключить, что для квалификации хищений не имеет значения, законно или незаконно владение, на которое посягает данное деяние» . По мнению , «хищение образует изъятие имущества не только у его собственника и не только у законного обладателя, например, у лица, ранее похитившего это имущество» . Такого же мнения придерживаются , .

Безверхов преступления. Самара, 2002. С. 110.

Бойцов против собственности. СПб., 2002. С. 197.

Верина преступлений против собственности: Проблемы теории и практики. Саратов, 2003. С. 101; Российское уголовное право. Особенная часть. Т. 2. М., 2006. С. 172.

Надо сказать, что вторая позиция не нова. Еще в 1881 г. Кассационный по уголовным делам департамент Правительствующего сената в своем разъяснении по одному из дел отметил: «Для наказуемости кражи необходимо лишь, чтобы похищаемое посредством кражи имущество было по отношению к похитителю чужим, при этом совершенно безразлично, каким путем имущество это дошло в руки лица, у которого оно похищено, так как всякое, даже и незаконное владение охраняется от насилия самоуправства» .

Это разъяснение относится к 1881 г. Примечательно, что в разъяснении, данном по одному из дел в 1872 г., говорилось иное: «существенным признаком кражи считается непосредственное изъятие похитителем из обладания его законного владельца». См.: Волков уголовное Уложение. М., 1906. С. 288.

Такого же мнения придерживались в те годы и видные российские юристы. Так, полагал, что понятие воровства «сводится к посягательству против фактического держателя вещи, совершенно независимо от прав, ему по отношению к данной вещи принадлежащих; будет ли то собственник, арендатор или даже недобросовестный владелец безразлично; похитить имущество можно даже у вора» . считал, что похищение «может быть непосредственно направлено не только против собственника вещи, но и вообще против всякого фактического держателя ее, и притом независимо от того, имело ли такое обладание место по воле владельца юридического или против его воли» .

Таганцев 22 марта 1903 г. СПб., 1904. С. 854.

Фойницкий уголовного права. Часть Особенная «Посягательства личные и имущественные». Петроград, 1916. С. 176.

Их взгляды в начале XX века разделял . Он, в частности, писал: «. похищение похищенного имущества есть все же похищение, так как для второго похитителя это имущество, несомненно, является чужим, раз оно находится в фактическом обладании другого лица» .

Жижиленко против имущества и исключительных прав. М., 1928. С.

Хищение в хищении похищенного усматривали также известные советские юристы , , , , Г. Анашкин, З. Вышинская. , в частности, утверждал, что в случаях, когда имущество похищается у лица, завладевшего им посредством преступления, содеянное составляет преступление против личной собственности, поскольку и в этих ситуациях «остается посягательство на личную собственность первоначального обладателя вещи. Интерес собственника заключается в том, чтобы имущество было ему возвращено или использовано в его интересах». По мнению ученого, опасность преступлений против личной собственности определяется еще и тем, что преступник, их совершающий, «грубо нарушает закрепленный советской Конституцией социалистический порядок распределения материальных благ» .

Это интересно:  Статья 103 КАС РФ. Судебные расходы

Никифоров -правовая охрана личной собственности в СССР. М., 1954. С. 22.

, предлагая квалифицировать как хищение изъятие ранее похищенного имущества, объяснял такую оценку тем, что оно «осложняет, если не полностью исключает возможность возвращения этого имущества, и тем самым ущерб социалистической собственности причиняется как бы совокупными действиями обоих правонарушителей» .

Кригер хищений социалистического имущества. М., 1974. С.

считал, что при «похищении имущества у незаконного владельца потерпевшим является «собственник имущества, ибо причиненный ущерб в конечном счете причиняется именно ему» .

Владимиров похищений личного имущества. М., 1974. С. 32.

Г. Анашкин, З. Вышинская полагали, что квалификация похищения имущества у лица, добывшего его преступным или иным неправомерным путем, как похищения личного имущества диктуется тем, что в таких ситуациях закон охраняет не интересы неправомерного собственника, а общие установленные для всех собственников условия реализации принадлежащих им имущественных прав .

Анашкин Г., Вышинская З. Уголовно-правовая охрана личной собственности граждан // Советская юстиция. 1987. С. 17, 19.

В советское время и судебная практика усматривала преступление против собственности в хищении ранее похищенного. В частности, в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 01.01.01 г. по делу З. и других было сказано: «. в действиях осужденных содержатся все признаки кражи как тайного хищения чужого имущества: они действовали тайно и, как они сами признали, спирт они взяли с целью его присвоения. Весь вопрос, таким образом, сводится к вопросу о наличии третьего признака кражи, а именно изъятия имущества из чужого владения. Если считать, что спирт уже был изъят из владения теми лицами, которые вывезли его на паровозе и спрятали в уголь вне территории завода, то. осужденные совершили изъятие этого спирта из чужого обладания, но в этом случае уже из обладания не завода, а тех лиц, которые его похитили с завода».

По другому уголовному делу Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 01.01.01 г. указал, что осуждение Л. по ч. 2 ст. 168 УК РСФСР (присвоение находки. — Прим. авт.) по тем мотивам, что он якобы не похищал, а только присвоил золото, спрятанное другим лицом, необоснованно. Из материалов дела видно, что Л. присвоил золото во время служебного обхода в районе жилой зоны работников, связанных с добычей золота. Он видел, как неизвестное лицо спрятало узелок с золотом в снег. Следовательно, Л. знал, что это золото похищено у государства. При указанных обстоятельствах его действия следует рассматривать как хищение государственного имущества .

, Вышинская применения законодательства по борьбе с хищениями социалистического имущества. М., 1954. С. 32, 63.

Дореволюционные и советские юристы, усматривавшие хищение в завладении имуществом, ранее похищенным другим лицом, несомненно, учитывали существовавшие в их время законодательные определения преступлений против собственности. Так, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. были даны формальные определения имущественных преступлений. Кража определялась как «всякое. но в тайне. похищение чужих вещей, денег, иного движимого имущества» (ст. 1644). Грабежом признавалось «всякое у кого-либо отнятие принадлежащего ему или же находящегося у него имущества. » (ст. 1637). Схожая формулировка содержалась и в определении разбоя (ст. 1627). Очевидно, что эти дефиниции позволяли дореволюционным авторам утверждать, что в случае хищения похищенное имущество должно быть чужим по отношению к похитителю, находиться в чужом обладании; чужое обладание при похищении предполагает такое отношение к вещи, которое представляет собой простое фактическое обладание или держание вещи.

УК РСФСР 1926 г. определял кражу как «тайное хищение чужого имущества» (ст. 162); грабеж — как «открытое похищение чужого имущества в присутствии лица, обладающего, пользующегося или ведающего им» (ст. 165). К разбою этот Кодекс относил «открытое с целью завладения чужим имуществом нападение» (ст. 167).

В УК РСФСР 1960 г. кража была определена как тайное похищение государственного, общественного, личного имущества граждан (ст. ст. 89, 144); грабеж как открытое похищение такого имущества (ст. ст. 90, 145); под разбоем понималось нападение с целью завладения социалистическим, личным имуществом (ст. ст. 91, 146). Буквальное толкование этих определений говорило, что суть хищения (похищения личного имущества) заключается в противозаконном изъятии чужого имущества; для квалификации деяния как хищения (похищения) достаточно установить, что виновный противозаконно завладел чужим для него имуществом.

Оценка советскими юристами похищения похищенного как преступления против собственности отвечала и преобладавшему в то время представлению об антисоциальной сущности хищения чужого имущества. Как известно, в советское время считалось, что хищения социалистического имущества, похищение личного имущества представляют собой проявления паразитических стремлений уклониться от общественно-полезной трудовой деятельности, стремлений жить за чужой счет; поэтому для всякого хищения социалистического имущества, похищения личного имущества характерно наличие посягательства на социалистический принцип распределения материальных благ по труду, эти посягательства причиняют вред всей социалистической системе хозяйствования, подрывают личное благосостояние отдельных граждан .

Сергеева -правовая охрана социалистической собственности в СССР. М., 1954. С. 16; Курс советского уголовного права. Т. 5. М., 1971. С. 287.

Небезынтересно, что фактически сходными доводами обосновывают свою позицию и современные авторы, предлагающие квалифицировать как преступление против собственности хищение похищенного.

утверждает, что в качестве родового объекта преступлений собственность включает в себя общественные отношения в сфере распределения материальных благ, предназначенных для индивидуального или коллективного потребления либо для осуществления производственной деятельности. Распределительные отношения, по его мнению, нарушаются имущественными преступлениями как в своей динамике (процесс распределения), так и в статике (конечный момент распределения, состояние принадлежности, присвоенности материальных благ, обладание ими). «Хищение имущества у лица, приобретшего его неправомерным путем, — пишет , — наказывается не потому, что государство берет под защиту интересы неправомерного собственника, а потому, что любое хищение нарушает общие для всех собственников условия реализации принадлежащих им имущественных прав» .

Российское уголовное право. Особенная часть. Т. 2. М., 2006. С. 171.

По мнению , в случае хищения у вора ранее им похищенного имущества «уголовный закон не обеспечивает охрану незаконным интересам владельцев, а запрещает совершение общественно-опасных посягательств на владение вообще. Всякое хищение нарушает имущественный правопорядок (общие для всех принципы и правила поведения в имущественной сфере)» .

Безверхов имущественных преступлений по действующему уголовному законодательству России и их классификация. С. 111.

полагает, что «с точки зрения уголовного права в краже краденого нет ничего парадоксального. И дело не только в том, что в этих случаях в конечном счете нарушается право собственности первоначального обладателя имущества — его собственника. Хищение имущества у недобросовестного владельца по своей социальной природе столь же опасно для общества, нарушая общие условия функционирования отношений собственности в обществе и приводя к паразитическому обогащению виновного за счет других лиц» .

Бойцов против собственности. С.

Казалось бы, с приведенными суждениями можно согласиться. Однако нельзя не отметить, что собственность, как объект преступлений, предусмотренных гл. 21 УК РФ, представляет собой сложное, но в то же время конкретное социальное явление. Она имеет экономическую и правовую стороны. Собственность как экономическая категория — это отношение между людьми и любой субстанцией материального мира (объектом), заключающееся в постоянном или временном, частичном или полном отчуждении, отсоединении, присвоении объекта субъектом . Связи между субъектом собственности и объектом собственности включают в себя отношения владения, пользования, распоряжения. Отношения собственника к своей вещи (субъектно-объектные) служат материальной предпосылкой отношений между субъектами собственности, т. е. субъектно-субъектных отношений. Последние представляют экономические отношения, возникающие в связи с собственностью, отражают взаимосвязи между людьми по поводу средств производства и производимых или материальных благ. Субъектно-субъектные отношения обуславливают формы распределения, обмена имущества, продукции, товаров, доходов, других ценностей между собственниками .

Философская энциклопедия. Т. 5. М., 1970. С. 40; Словарь философских терминов. М., 2004. С.

Курс экономики. М., 1997. С. 99, 104.

В любом обществе с государственно-правовой надстройкой экономические отношения неизбежно получают юридическое закрепление, поскольку право есть не что иное, как необходимая форма экономических отношений. Юридическую форму (в праве собственности) имеют и отношения собственности. В субъективном смысле право собственности — определенная мера юридической власти, правового господства, закрепленная за субъектом, являющимся обладателем того или иного имущества как носителем овеществленного труда, придающего ему стоимость. Право собственности предоставляет собственнику юридически обеспеченную возможность удовлетворять потребности, интересы (материальные, духовные), извлекать пользу из находящегося в его обладании имущества. Государство берет субъективное право собственности под свою охрану, запрещая совершение кем-либо действий, нарушающих правомочия собственника. Все иные лица обязаны не нарушать владения собственника, не препятствовать ему в пользовании и распоряжении имуществом.

Поэтому в антисоциальной сути преступления против собственности следует различать два аспекта — социально-экономический (фактический) и юридический. С фактической стороны преступление против собственности является деянием, нарушающим отношения принадлежности объекта собственности его собственнику. В результате его совершения собственник утрачивает фактическое обладание своей вещью и тем самым терпит материальный (имущественный) ущерб, поскольку лишается возможности реально извлекать из нее те или иные полезные ее свойства. Собственник также теряет возможность принимать решения по поводу функционирования принадлежащего ему объекта собственности.

Юридическая сторона рассматриваемого преступления заключается в нарушении юридического содержания отношений собственности — субъективного права собственности. Преступление нарушает это право как юридическое благо, предоставляющее субъекту общую правовую власть над принадлежащей ему вещью. В результате его совершения собственник практически не может осуществлять свои права в отношении имущества, вышедшего из его обладания. Конечно, право собственности как таковое у потерпевшего сохраняется. Как собственник он вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения, потребовать возмещения причиненного ему вреда. Однако очевидно, что о какой-либо реализации потерпевшим по своему усмотрению правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом, противозаконно вышедшим из его обладания, в этом случае говорить нельзя.

В связи со сказанным нельзя не увидеть, что хищение похищенного не образует преступления против собственности. Как таковое оно не причиняет вреда всей системе отношений, образующих объект преступлений против собственности. В частности, вторичное изъятие чужого имущества не нарушает субъектно-объектных отношений собственности, так как его предметом является имущество, уже вышедшее из обладания собственника (законного владельца) . Хищение похищенного не нарушает и правомочий собственника, поскольку он уже лишен возможности реально осуществлять правовую власть над принадлежащей ему вещью. Хищение похищенного не нарушает и общественного отношения, защищающего отношения собственности, в содержание которого входит «потребность государства обеспечить имеющимися в его распоряжении средствами безопасность отношений собственности» .

На это обстоятельство в свое время обращали внимание , . См.: Тихенко с хищениями социалистической собственности, связанными с подлогом документов. Киев, 1959. С. 64; Пинаев -правовая борьба с хищениями. Харьков, 1975. С. 18.

Филимонов функция уголовного права. СПб., 2003. С. 27.

К средствам обеспечения безопасности отношений собственности относится и уголовный закон. Но последний, как известно, призван защищать позитивные, социально полезные общественные отношения, охранять права и законные интересы субъектов этих отношений. Негативные социальные отношения, противозаконные имущественные интересы он не охраняет и не должен охранять. Хищение похищенного не становится преступлением против собственности и потому, что «общие для всех собственников условия реализации принадлежащих им имущественных прав», «имущественный правопорядок (общие для всех принципы и правила поведения в имущественной сфере)», «общие условия функционирования отношений собственности в обществе», нарушаемые, по мнению , , вторичным изъятием имущества, находятся за рамками отношений собственности как объекта уголовно-правовой охраны. За рамками составов преступлений против собственности находится и такое их отдаленное последствие как паразитическое обогащение виновного за счет других лиц.

Следует отметить, что хищение похищенного, а также имущества, полученного кем-либо иным преступным путем (например, в результате совершения преступления против личности, против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, в сфере экономической деятельности и других), может быть сопряжено с применением физического или психического насилия к незаконному обладателю этого имущества. Такого рода деяние следует квалифицировать как преступление против личности. Так, в случае причинения тяжкого вреда здоровью лица, незаконно владевшего имуществом, содеянное следует квалифицировать по ст. 111 УК РФ, в случае причинения ему смерти — по ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В заключение необходимо заметить, что речь идет об уголовно-правовой оценке действий лица, знающего, что он завладевает имуществом, приобретенным кем-либо преступным путем. В ситуации когда вторичный приобретатель этого обстоятельства не осознает, содеянное необходимо квалифицировать (в соответствии с направленностью умысла) как покушение на хищение чужого имущества.

Кража у воров. Это преступление?

Если совершить кражу у тех, кто крадет у других — это будет являться преступлением? Такая тема где-нибудь обсуждалась?

  • 4938
  • рейтинг
Это интересно:  Статья 1503 ГК РФ. Порядок государственной регистрации товарного знака

Юридические семинары для профессионалов

Строительно-инвестиционная деятельность

Подписка на журналы для юристов

Похожие материалы

Комментарии (71)

Давайте лучше отойдем от той практики, что это никому не надо. Рассмотрим с точки зрения закона.

На сколько я понимаю эта ситуация законом никак не регулируется. Но при этом нельзя говорить явно о том, что это не преступление (тогда бы все преступники заявляли бы об этом). Т.к. априори считается, что украденное — является собственностью потерпевшего (как вы и написали), в полиции не ведется расследование по поводу того, каким образом украденное было получено (приобретено) потерпевшим.

НО! Давайте представим ситуацию, когда доподлинно известно, что имело место кража у вора (кража у грабителей банка; кража данных пользователей из компании, которая сама же незаконным образом получала эти данные). В таком случае:
а) имеет ли значение то, что последний вор знал или не знал о том, что ворует у вора?
Здесь ответ однозначный — да. Если вор не знал, что ворует у вора — тогда это квалифицируется как кража. А если знал? Тогда как?

б) кто является потерпевшим? Первый вор или собственник вещи?
В моем понимании под «иным владельцем имущества» считается именно законное владение (например передано на хранение). Поэтому к первому вору это не применимо.

в) является ли воровство у вора — смягчающим обстоятельством? Или оба вора должны понести равное наказание?

А если разобрать по составу преступление.
1. Объект. Непосредственный объект — право собственности конкретного человека/юр.лица. Последний вор посягает на этот объект? Да, но косвенно.
2. Объективная сторона. Деяние — последствие — причинная связь.
Деяние — изъятие чужого имущества. Непосредственно изъятие последним вором имущества нет. Изъятие происходит из незаконного владения первым вором. Можно считать, что владение имуществом собственником было уже утрачено ввиду первой кражи.
Последствие — причинение имущественного вреда. Первый вор — реально причинил ущерб. А второй?
Причинно-следственная связь — есть у первого вора, а у второго?
3. Субъект
4. Субъективная сторона. Играет ли роль умысел? Второй вор хотел украсть именно сворованное первым вором или конкретно то, что принадлежит реальному собственнику. Разница есть? Корыстная цель — тут я думаю вопросов нет. Присутствует.

Статья 158. Кража

О судебной практике по делам о краже см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29

Статья 158. Кража

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в часть 1 статьи 158 внесены изменения

1. Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в часть 2 статьи 158 внесены изменения

2. Кража, совершенная:

б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище;

в) с причинением значительного ущерба гражданину;

г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в часть 3 статьи 158 внесены изменения

б) из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода;

в) в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до полутора лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ в часть 4 статьи 158 внесены изменения

4. Кража, совершенная:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 декабря 2006 г. N 283-ФЗ в пункт 3 примечаний к статье 158 внесены изменения

Примечания. 1. Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

2. Значительный ущерб гражданину в статьях настоящей главы определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 декабря 2006 г. N 283-ФЗ в пункт 3 примечаний к статье 158 внесены изменения

3. Под помещением в статьях настоящей главы понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях.

Под хранилищем в статьях настоящей главы понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ в пункт 4 примечаний к статье 158 внесены изменения

4. Крупным размером в статьях настоящей главы, за исключением статей 159.1, 159.3, 159.4, 159.5, 159.6, признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным — один миллион рублей.

Об административной ответственности за мелкое хищение путем кражи см. КоАП РФ

См. комментарии к статье 158 Уголовного кодекса РФ

Кража, хищение, воровство: статьи закона, документы и судебная практика

Ошибки и проблемы квалификации в судебной и следственной практике

Рассмотрим ошибки и сложные вопросы в квалификации хищений по блокам.

1. Ошибки и проблемы отграничения хищений от непреступного поведения.

Практически во всех случаях при квалификации хищений правоприменительным органам приходится подсчитывать материальный ущерб, который был причинён собственнику или иному владельцу имущества в результате совершения преступления, так как в большинстве случаев от этого будет зависеть квалификация. Прежде всего, это обстоятельство учитывается при отграничении мелкого хищения от кражи, мошенничества, присвоения или растраты.

2. Ошибки и проблемы квалификации хищений, связанные с особенностями предмета преступления.

Анализ уголовных дел, а также опрос работников правоохранительных органов свидетельствуют о том, что практика квалификации хищений связана с определёнными трудностями в определении предмета преступления. Предмет преступления является необходимыми признаком любого хищения, и, нередко выступают в качестве основного критерия позволяющего отграничить хищение от смежных составов преступлений.

Совершая хищение, виновный причиняет социально опасный вред отношениям собственности. При этом непосредственному преступному воздействию подвергаются определённые предметы материального мира — имущество.

К имуществу ГК РФ относит вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права (ст.128). Однако, как утверждает начальник отдела УБЭП МВД Республики Башкортостан Исмагилов Р., «наивным было бы предполагать, что предметом хищений является всякое имущество, все виды объектов имущественных гражданских прав, перечисленные в ст.128 ГК РФ». Конкретные виды имущества, которые могут быть предметом хищений, Уголовный кодекс не выделяет. Вместе с тем, основываясь на логическом толковании закона и сложившейся практике, совершенно ясно какого рода имущество законодатель имеет в виду.

Чтобы не допустить ошибки в квалификации необходимо помнить, что не являются предметом хищения природные ресурсы, а также предметы, в которые не вложен труд человека (т.е. лес, дикие животные и рыба в естественном состоянии и др.). Так, в случае незаконной добычи рыбы содеянное может быть квалифицировано по ст.256 УК РФ «Незаконная добыча водных животных и растений». Разумеется, если рыба выращена в искусственном водоеме, то её незаконная добыча должна расцениваться как хищение. Это обусловлено признанием такой рыбы предметом хищения, поскольку в ней уже содержится овеществленный человеческий труд.

Предметом хищения может быть только чужое имущество. Этот признак отражает юридическую характеристику имущества. Чужим признается имущество, не находящееся в собственности или законном владении виновного. См.: п.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности»

Например, если лицо тайно изымает своё собственное имущество, находящееся, скажем, в неправомерном владении третьего лица, состав хищения отсутствует. При достаточных к тому условиях содеянное может быть расценено как преступление против конституционных прав и свобод человека и гражданина, либо самоуправство.

Приведем пример. В полицию обратилась гражданка Сысуева с просьбой возбудить в отношении ее мужа уголовное дело о краже. Супруг к тому моменту не жил с ней уже полгода, но продолжал уносить из дома вещи, нажитые супругами совместно за 20 лет, и пропивать их. Однако следственные органы отказались возбуждать в отношении Сысуева уголовное дело. Почему?

Согласно ст.256 ГК, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Следовательно, ни для кого из супругов их имущество не является «чужим» (пока оно не разделено судом), и обвинить Сысуева в хищении нельзя.

Также не стоит забывать и того, что хищения в УК РФ закреплены не только в главе 21 именуемой «Преступления против собственности», но и в других главах УК РФ. Так, специальные составы преступлений предусмотрены законодателем при хищении имущества, изъятого из гражданского оборота или ограниченного в таком обороте (радиоактивные материалы, оружие, боеприпасы, взрывные устройства, взрывчатые вещества, наркотические средства, психотропные вещества).

3. Ошибки и проблемы связанные с определением момента окончания хищений.

При квалификации хищений в следственной практике по-прежнему встречаются затруднения с определением момента окончания преступления.

Как указывает Верховный Суд РФ, хищение (за исключением разбоя) признаётся оконченным, когда виновный изъял чужое имущество и получил реальную возможность распорядиться или пользоваться им по своему усмотрению.

Для оконченного хищения не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался вещью или извлёк из неё выгоду. Важно, что он получил такую возможность, завладев вещью.

В данном случае проблемы в квалификации в основном связаны с ситуацией, когда преступник незаконно проникает в помещение, хранилище или жилище с целью совершения хищения, либо когда хищение совершается с охраняемой территории.

В этом случае большое значение для определения момента окончания хищения имеют фактические обстоятельства, указывающие на появление у виновного возможности реально распоряжаться похищенным.

То есть, если виновный при выходе из жилища, помещения, хранилища или охраняемой территории был замечен посторонними лицами или хозяевами дома, бросил похищенные вещи и скрылся, такие действия следует квалифицировать как покушение на хищение.

Исключение из указанного выше правила, если потребительские свойства имущества позволяют использовать его без выноса из жилища (например, спиртные напитки, продукты питания), и именно такой вариант распоряжения похищенным охватывается умыслом виновного.

В судебной практике наблюдается немало ошибок в квалификации при определении момента окончания хищения.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, районный суд дал им неверную юридическую оценку.

Из материалов дела видно, что, похитив рулон фотообоев, Желан вышел из секции универмага, и был задержан сотрудниками милиции на четвёртом этаже у лестницы.

Хотя Желан преступным путем завладел рулоном фотообоев, однако фактически распорядиться чужим имуществом реальной возможности у него не было. Он не осознавал того, что в момент совершения преступления за его действиями наблюдал сотрудник милиции, проконтролировавший его поведение вплоть до момента задержания. За пределы здания универмага Желан не вышел, даже не покинул 4-го этажа, на котором расположена секция, в которой он совершил преступление. Он был задержан практически сразу после выхода из секции, в связи с чем, предпринять какие-либо действия, направленные на реализацию изъятого имущества, он не мог.

Это интересно:  Статья 1158 право отказа от наследства

При таких обстоятельствах действия Желана подлежат квалификации как покушение на кражу, поскольку действия Желана были непосредственно направлены на совершение преступления, которое не было доведено до конца по причинам, не зависящим от его воли (задержание сотрудниками полиции).

Сложности в определении времени окончания хищений (а значит и в квалификации) возникают и тогда, когда хищение совершается с предприятия, обеспеченного охраной.

Так, рабочий инструментального завода Сизарев взял в ваккуумном цехе ценную деталь от типографского станка, а поскольку она была громоздкой, Сизарев спрятал её на территории завода, намереваясь впоследствии вынести ее по частям. Однако деталь была обнаружена, а Сизарев — задержан.

Через месяц рабочий того же завода Кузьмин был остановлен охраной при попытке вынести ту же деталь. Она находилась у Кузьмина за пазухой, спрятанная в пакет из-под молока.

Вскоре третий «несун» Головлев попросту перебросил эту деталь через заводской забор, намереваясь затем забрать ее и продать. Но и данная попытка оказалась безуспешной — Головлев сразу же был задержан бдительной охраной.

Были ли завершены (или, говоря на юридическом языке, окончены) перечисленные хищения или имели место только покушения на это преступление?

Очевидно, что ни в одном из упомянутых случаев «несуны» не получили возможности распорядиться имуществом по своему усмотрению. А потому все их действия следует расценивать как покушение, а не оконченное хищение. Учебник уголовного права. Особенная часть./под ред.И.Я.Козаченко. Норма.2008 г.

4. Ошибки и проблемы связанные с отграничением кражи от грабежа и разбоя.

Для правильной квалификации хищения зачастую встаёт необходимость по отграничению кражи от грабежа и разбоя.

Грабёж и разбой — более опасные формы хищения, чем кража, поскольку способы, которыми они совершаются, более общественно опасны. Так, основное отличие состоит в том, что хищение путём грабежа и разбоя предполагает открытый способ завладения чужим имуществом, а при краже виновный действует тайно.

Несмотря на то, что в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указаны признаки тайного хищения, в следственной и судебной практике до сих пор возникают затруднения в отграничении тайного и открытого хищения. Так, например, если муж противоправно изымает чужое имущество, а жена при этом, осознавая противоправный характер поведения мужа, не принимает ни каких мер для пресечения хищения, то встаёт вопрос: — Что совершил муж — грабёж или кражу?

В Уголовном Кодексе РФ ответа на данный вопрос мы не найдём. Тогда обратимся к указанному выше постановлению Пленума Верховного Суда РФ. Пункт 4 постановления говорит о том, что если, присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества, лицо является близким родственником виновного, и виновный рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества.

Таким образом, речь идёт только о близких родственниках. В соответствии с Семейным Кодексом РФ (ст.14) к близким родственникам относятся: родители и дети, дедушки, бабушки, внуки, полнородные и неполнородные братья и сёстры. Супруг (муж или жена) не является близким родственником. На это указывает и анализ примечаний к ст.ст.308, 316 УК РФ. Следовательно, получается, что если муж, в присутствии жены и, пользуясь её «молчанием», совершает хищение, то налицо грабёж.

Однако судебная практика идёт по другому пути. Суды в подобных ситуациях используют определение понятия «близкие родственники», данное в УПК РФ (пп.4 ст.5) не учитывая требования о том, что это определение применяется только к понятиям, данным в УПК РФ. Законодатель в ст.5 УПК РФ расширил перечень близких родственников, указанный в СК РФ, дополнив его супругом, супругой, усыновителем и усыновлённым. Таким образом, в рассмотренном примере наблюдается тайное хищение.

Кроме того, судебная практика не только использует определение понятия «близкие родственники», указанное в УПК РФ, но и существенно его расширяет, приравнивая к близким родственникам жениха, невесту, друзей, лиц, с которыми виновный ранее совершал преступления или отбывал наказание и некоторых других.

Например, Южноуральским городским народным судом Челябинской области Захарищев осужден за грабёж. Он признан виновным в том, что 19 сентября 2011 г. в нетрезвом состоянии вместе со своей знакомой Макеевой пришел в комнату, где ранее бывал с разрешения хозяйки Ляпиной, и похитил стереомагнитолу с четырьмя кассетами на общую сумму около 50 тыс. руб.

Как видно из материалов дела, Макеева является знакомой Захарищева. Договорившись между собой, они пришли в комнату, где раньше бывал Захарищев, с целью распить спиртное и остались там ночевать. Захарищев, увидев под кроватью магнитолу, предложил Макеевой совершить кражу, но она отказалась и впоследствии безразлично отнеслась к его преступным действиям.

Апелляционная инстанция областного суда указала, что действия Захарищева подлежат квалификации за кражу чужого имущества. Определение апелляционной инстанции Свердловского областного суда.

Как видно из этого примера, к близким родственникам была приравнена просто знакомая виновного.

Из курса уголовного права мы хорошо помним правило: «Если хищение чужого имущества началось тайно, но перерастает в открытое, то оно квалифицируется, в конечном итоге, как грабёж или разбой».

Однако и в этом случае необходимо учитывать множество фактических обстоятельств дела.

Например: некий Николаев, с целью совершения кражи личного имущества граждан путём взлома дверных замков, проник в дом гражданки Шустовой, взял деньги в сумме 300 рублей и положил в карман. При выходе был замечен хозяйкой квартиры, у которой спросил: «Вам квартиранты не нужны?» — и бросился бежать, но был задержан соседями.

Органы предварительного следствия и народный суд квалифицировали совершённое им деяние по ст.30, п.«в» ч.2 ст.161 УК РФ как покушение на грабёж с проникновением в жилище.

Такая квалификация, на наш взгляд, является ошибочной. Во-первых, виновный проник в дом тайно. Во-вторых, при выходе из дома, хотя и был замечен хозяйкой дома Шустовой, однако она не видела, что им было похищено, и это понимал преступник. В-третьих, Николаев был убеждён в том, что украденные им деньги потерпевшая не заметила, и побежал, чтобы не быть задержанным.

При таких обстоятельствах следует признать, что Николаев совершил не открытое, а тайное хищение личного имущества, которое следует квалифицировать по ст.30, ч.3 ст.158 УК РФ, как покушение на кражу с незаконным проникновением в жилище.

Также специфическим для грабежа и разбоя признаком является применение насилия, что невозможно при краже.

Например, если виновный при выходе из квартиры, будучи замеченным хозяевами квартиры или посторонними лицами, не бросает похищенное имущество, которое при нём было обнаружено, а применяет насилие в отношении потерпевшего с целью удержания похищенного, то кража в данном случае перерастает в грабёж или разбой, в зависимости от характера применённого насилия. Проблемы в квалификации возникают также и тогда, когда преступник сначала вводит потерпевшему в организм вещество, которое нейтрализует сознание потерпевшего, а затем спокойно похищает его имущество. В подобных ситуациях, опять же, важны обстоятельства совершения данного преступления.

Если вещество было введено в организм потерпевшего против его воли или путём обмана, то деяние следует квалифицировать как грабёж или разбой, в зависимости от свойств и характера вещества. Но, если вещество вводилось в организм потерпевшего по его воле и не использовался при этом обман, то дальнейшее изъятие чужого имущество должно быть квалифицировано как кража.

5. Ошибки и проблемы отграничения кражи от мошенничества.

Не всегда легко отличить и мошенничество от кражи.

Представляется, что предметом кражи может быть только движимое имущество. Исмагилов Р. Объект и предмет кражи.// Законность, №8, 1999 год, с.51. В отличие от кражи, предметом мошенничества может выступать не только движимое имущество, но и недвижимое.

Однако из этого правила есть одно исключение, на которое вполне справедливо обратил внимание профессор Н.Шурухнов. По его мнению, предметом кражи может выступать и недвижимость, при том непременном условии, что её передвижение в пространстве, возможно, осуществить без особых потерь потребительской стоимости и целевого назначения имущества. В качестве иллюстрации такой кражи он приводит пример с хищением многолетних насаждений (плодовых деревьев) с садового участка Шурухнов Н.Г. Расследование краж. Практическое пособие. Юристъ, 2010 год, с.7..

Но, основным отличием кражи от мошенничества всё-таки выступает способ завладения чужим имуществом. Если при краже способ хищения тайный, то при мошенничестве — обман или злоупотребление доверием.

Однако, иногда, при совершении краж, виновный прибегает к обману, вводит в заблуждение собственника или лицо, охраняющее чужое имущество, создаёт отвлекающую ситуацию, а также входит к ним в доверие, после чего облегчает себе доступ к имуществу, завладевает им тайно или открыто.

Здесь происходит, фактически, конкуренция составов преступлений, предусмотренных статьями 158 и ст. 159 УК РФ. Для правильного решения вопроса о квалификации надо помнить, что переход имущества при мошенничестве внешне выглядит, как правомерный акт: виновный не захватывает его, а противоправно получает от собственника или лица, распоряжающегося чужим имуществом, причём последний считает такую передачу имущества правомерной.

Нет мошенничества там, где обман, хотя и имел место, но был использован не как способ завладения имуществом, а лишь в качестве средства получения доступа к ценностям.

Например, некий Сергей, лишившийся в результате несчастного случая обеих рук, совершил кражи из 30 квартир. А действовал он довольно просто, пользуясь тем, что новосёлы своих соседей, как правило, не знают.

Сергей находил подходящие квартиры, и в тот момент, когда их хозяев не было дома, звонил в соседнюю квартиру и просил помочь пробраться «домой», так как потерял ключи, а без рук взломать дверь не так-то просто. Практически все, к кому он обращался за помощью, проникались сочувствием к безрукому «соседу». Своими руками они не только вскрывали дверь, но и выносили от соседей ценные вещи, на которые указывал Сергей, то есть, по сути, совершали кражу.

До определённого времени никто даже и не задумывался над тем, что безрукий «сосед» объяснял перевозку вещей тем, что едет в санаторий и хотел бы взять с собой кое-что. Причина подозрительная, особенно если учесть, что среди этих вещей были телевизоры, ковры, аудио- и видеотехника. Ни в чём незаподозрив бедного калеку, сердобольные соседи грузили чужие вещи в машину, ожидавшую у подъезда.

Данное деяние также следует квалифицировать как кража, т.е. тайное хищение, так как соседи, введённые в заблуждение, не осознавали факт хищения.

На практике путём обмана совершается примерно 13 квартирных краж.

Из проведённого исследования можно сделать ряд выводов:

Во-первых, хищения крайне общественно опасны, что причиняет гражданам, юридическим лицам и государству значительный, прежде всего, материальный ущерб.

Во-вторых, на сегодняшний день в следственной и судебной практике существует множество проблем и ошибок в квалификации этих преступлений.

В нашем исследовании не рассмотрены, например, ошибки и проблемы в квалификации хищений

Ш сопряжённых с уничтожением или повреждением чужого имущества;

Ш связанные с целью посягательства;

Ш связанные с соучастием в хищении и многие другие.

Причины существования проблем и ошибок в квалификации хищений, в том числе краж, достаточно разнообразны. К основным можно отнести:

— низкий уровень правовой культуры;

— недостатки законодательной техники;

— отсутствие по сложным вопросам квалификации разъяснений Верховного Суда России. Сделанные выводы указывают на необходимость устранения причин появления ошибок и проблем в квалификации. Конечно же, лучше всего, чтобы законодатель устранил свои ошибки и недостатки. Но, пока это не произошло, по спорным моментам в квалификации своё мнение должен вынести Верховный Суд РФ.

Однако если законодатель и в дальнейшем будет «молчать», то в правоприменительной практике могут возникнуть достаточно серьёзные трудности, что приведёт к отсутствию единообразного толкования уголовного закона или к переходу России от романо-германской правовой системы к англо-саксонской.

Статья написана по материалам сайтов: fb.ru, pandia.ru, zakon.ru, base.garant.ru, studbooks.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector