+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Правопреемство в административном процессе

1. В случае, если в период рассмотрения административного дела орган государственной власти, иной государственный орган или орган местного самоуправления, являющиеся стороной в административном деле, реорганизован, суд производит замену этой стороны его правопреемником. В случае, если какой-либо из указанных органов либо организация, наделенная государственными или иными публичными полномочиями, упразднены, суд производит замену этой стороны органом или организацией, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

2. В случае, если в период рассмотрения административного дела должностное лицо, являющееся стороной в административном деле, будет освобождено от соответствующей замещаемой (занимаемой) должности, суд производит замену этой стороны другим лицом, замещающим (занимающим) эту должность на момент рассмотрения административного дела, либо иным должностным лицом или соответствующим органом, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

3. В случае смерти гражданина, являвшегося субъектом спорного либо установленного судом административного или иного публичного правоотношения и стороной в административном деле, суд производит замену этой стороны ее правопреемником, если в данном административном или ином публичном правоотношении допускается правопреемство.

4. В случае реорганизации юридического лица, являвшегося субъектом спорного либо установленного судом административного или иного публичного правоотношения и стороной в административном деле, суд производит замену этой стороны ее правопреемником, если в данном административном или ином публичном правоотношении допускается правопреемство.

5. О замене стороны ее правопреемником или об отказе в этом судом выносится соответствующее определение, на которое может быть подана частная жалоба.

6. Все действия, совершенные в судебном процессе до вступления правопреемника в административное дело, обязательны для него в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Комментарий к статье 44 Кодекса административного судопроизводства РФ

Комментируемой статьей установлен порядок процессуального правопреемства в административном процессе.

Процессуальное правопреемство предполагает замену стороны в административном деле (правопредшественника) лицом, к которому перешли его права и обязанности (правопреемником), осуществляемую на основании определения суда.

Положения о процессуальном правопреемстве установлены в ст. 44 ГПК РФ.

В ряде случаев эти положения полностью повторяются в комментируемой статье. Так, для правопреемника, вступившего в административное дело, обязательны все совершенные в судебном процессе действия в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Суд выносит определение о замене стороны ее правопреемником или об отказе в этом. На указанные определения может быть подана частная жалоба.

Исходя из положений комментируемой статьи, следует выделить следующие случаи, когда возможно процессуальное правопреемство в административном процессе, и правовые последствия их наступления.

1. Реорганизация органа государственной власти, иного государственного органа или органа местного самоуправления, являющихся стороной в административном деле.

Судом производится замена этой стороны его правопреемником.

2. Упразднение какого-либо из указанных выше органов либо организации, наделенной государственными или иными публичными полномочиями.

Судом производится замена этой стороны органом или организацией, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

3. Освобождение от замещаемой (занимаемой) должности должностного лица, являющегося стороной в административном деле, в период рассмотрения административного дела.

Судом производится замена этой стороны другим лицом, замещающим (занимающим) эту должность на момент рассмотрения административного дела, либо иным должностным лицом или соответствующим органом, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

4. Смерть гражданина, являвшегося субъектом спорного либо установленного судом административного или иного публичного правоотношения и стороной в административном деле.

Судом производится замена этой стороны ее правопреемником, если в данном административном или ином публичном правоотношении допускается правопреемство.

5. Реорганизация юридического лица, являвшегося субъектом спорного либо установленного судом административного или иного публичного правоотношения и стороной в административном деле.

Судом производится замена этой стороны ее правопреемником, если в данном административном или ином публичном правоотношении допускается правопреемство.

Представляется целесообразным обратиться к судебной практике по ст. 44 ГПК РФ, как схожей по смыслу и содержанию.

Пленумом Верховного Суда РФ в п. 2 Постановления от 11.12.2012 N 31 О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» разъяснено, что правом на обращение в суд с заявлением, представлением о пересмотре в порядке гл. 42 ГПК РФ вступивших в законную силу судебных постановлений обладают участвующие в деле лица, а также другие лица, если судебными постановлениями разрешен вопрос об их правах и обязанностях.

Поскольку в соответствии со ст. 44 ГПК РФ правопреемство допустимо на любой стадии гражданского судопроизводства, процессуальные правопреемники лиц, участвующих в деле, в установленных законом случаях также обладают правом на обращение с заявлениями о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам .

Статья 44 КАС РФ. Процессуальное правопреемство (действующая редакция)

1. В случае, если в период рассмотрения административного дела орган государственной власти, иной государственный орган или орган местного самоуправления, являющиеся стороной в административном деле, реорганизован, суд производит замену этой стороны его правопреемником. В случае, если какой-либо из указанных органов либо организация, наделенная государственными или иными публичными полномочиями, упразднены, суд производит замену этой стороны органом или организацией, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

2. В случае, если в период рассмотрения административного дела должностное лицо, являющееся стороной в административном деле, будет освобождено от соответствующей замещаемой (занимаемой) должности, суд производит замену этой стороны другим лицом, замещающим (занимающим) эту должность на момент рассмотрения административного дела, либо иным должностным лицом или соответствующим органом, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

3. В случае смерти гражданина, являвшегося субъектом спорного либо установленного судом административного или иного публичного правоотношения и стороной в административном деле, суд производит замену этой стороны ее правопреемником, если в данном административном или ином публичном правоотношении допускается правопреемство.

4. В случае реорганизации юридического лица, являвшегося субъектом спорного либо установленного судом административного или иного публичного правоотношения и стороной в административном деле, суд производит замену этой стороны ее правопреемником, если в данном административном или ином публичном правоотношении допускается правопреемство.

5. О замене стороны ее правопреемником или об отказе в этом судом выносится соответствующее определение, на которое может быть подана частная жалоба.

6. Все действия, совершенные в судебном процессе до вступления правопреемника в административное дело, обязательны для него в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 44 КАС РФ

1. Процессуальное правопреемство представляет собой переход процессуальных прав и обязанностей от одного лица к другому в связи с материальным правопреемством.

Правопреемство следует отличать от замены ненадлежащего административного ответчика (ст. 43 КАС):

а) при замене суд исследует, как правило, другое спорное публичное материальное правоотношение, при правопреемстве — то же (в нем лишь происходит изменение в субъектном составе);

б) при замене ненадлежащего административного ответчика возникает новое процессуальное правоотношение, при правопреемстве продолжается существующее с новым субъектом;

в) процессуальное правопреемство имеет место лишь в том случае, если материальное правопреемство возникло после возбуждения административного дела. Замена же ненадлежащего административного ответчика, производимая по основаниям материального правопреемства, допускается исключительно при правопреемстве, возникшем до его возбуждения;

г) если при замене ненадлежащего административного ответчика рассмотрение административного дела производится с самого начала (ч. 3 ст. 43 КАС), то при правопреемстве процесс продолжается (за исключением случаев обязательного и факультативного приостановления производства по административному делу — п. 1 ч. 1 ст. 190 и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 191 КАС);

д) при замене ненадлежащего административного ответчика возможна ситуация, когда в дело привлекается второй (надлежащий) административный ответчик (ч. 1 ст. 43 КАС). Процессуальное правопреемство, напротив, исключает одновременное участие в деле (в рамках конкретного административного искового требования) и правопредшественника, и правопреемника;

е) правопреемство возможно на любой стадии процесса, в том числе на стадии пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, а также на стадии исполнения судебных актов. Замена же ненадлежащего административного ответчика ограничена пределами рассмотрения административного дела в суде первой инстанции (ч. 1 ст. 43 КАС).

Часть 1 комментируемой статьи регламентирует правовые последствия реорганизации и упразднения публичных органов.

В тех случаях, когда публичный орган наделен правами юридического лица, реорганизация должна проводиться в соответствии с требованиями ст. ст. 57, 58 ГК.

В тех случаях, когда публичный орган правами юридического лица не обладает, также можно говорить о применимости общих подходов, реализованных в гражданском законодательстве. В то же время сами акты, на основании которых проводится реорганизация определенных публичных органов, могут не только содержать указание на известные формы реорганизации (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование), но и выстраивать более сложные модели. В любом случае для определения надлежащего правопреемника необходимо установить, какой конкретно публичный субъект оказался наделен в итоге публичной функцией, имеющей непосредственное отношение к спорному публичному правоотношению.

Это интересно:  Что нужно знать об участии в долевом строительстве многоквартирного дома?

Упразднение публичных органов по своей правовой природе близко к гражданско-правовому институту ликвидации юридического лица. В то же время если для частного правоотношения ликвидация одного из субъектов влечет прекращение его прав и обязанностей к другим лицам без перехода в порядке универсального правопреемства (п. 1 ст. 61 ГК) и, как следствие, прекращение производства по делу, то для публичных правоотношений такой подход принципиально неприемлем. Очевидно, что эффективность судебной защиты не может быть поставлена в зависимость от дискреционного полномочия публичного субъекта по созданию и упразднению определенных публичных органов. Именно поэтому в административном судопроизводстве закреплено специальное правило, согласно которому упразднение публичного органа (организации, наделенной государственными или иными публичными полномочиями) влечет процессуальное правопреемство. При этом правопреемником будет выступать:

а) если упразднен административный ответчик — публичный орган или организация, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения;

б) если упразднен административный истец — публичный орган или организация, к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

Законодательным пробелом является отсутствие правового регулирования применительно к ситуации, когда упразднение публичного органа (организации, наделенной государственными или иными публичными полномочиями) было вызвано отказом от государственного регулирования (контроля) той или иной сферы публичных отношений (например, законодатель отказался от лицензирования определенного вида деятельности). Понятно, что наличие судебного производства не может ограничивать волю законодателя в части определения того, как должна регулироваться определенная сфера общественных отношений. В то же время встает сугубо практический вопрос: какие процессуально-правовые последствия должен влечь отказ от такого регулирования? Полагаем, что здесь необходимо учитывать следующее.

Суд, рассматривая административный иск, устанавливает факт нарушения прав, свобод и законных интересов ретроспективно. Если административный истец заинтересован в констатации незаконности конкретного публичного акта, действия (бездействия), то отказывать ему в судебной защите только лишь по причине того, что законодатель в какой-то (хронологически более поздний) момент решил исключить государственное регулирование (контроль) той или иной сферы публичных отношений, было бы крайне несправедливо. Тем более что такая констатация может явиться основанием для возмещения вреда в порядке, установленном гражданским законодательством (см. ст. 1069 ГК).

По этим соображениям даже если упразднение публичного органа (организации, наделенной государственными или иными публичными полномочиями) было вызвано отказом от государственного регулирования (контроля) определенной сферы публичных отношений, даже если определить надлежащего правопреемника невозможно, то и в этом случае рассмотрение административного дела должно продолжаться. Главный вопрос здесь состоит в том, какой конкретно субъект должен занять место упраздненного органа. Возможно, что выходом из подобной ситуации было бы привлечение в качестве административного ответчика прокурора, тем более что в российском судопроизводстве подобный опыт имеется (см. ст. ст. 1343, 1345 Устава гражданского судопроизводства 1864 г.).

Преобразование или упразднение органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, дает суду право приостановить производство по административному делу (п. 1 ч. 1 ст. 191 КАС).

2. Часть 2 комментируемой статьи регламентирует последствия освобождения от замещаемой (занимаемой) должности конкретного должностного лица, которое являлось административным истцом или административным ответчиком. Здесь законодатель предусмотрел два варианта. И хотя в тексте статьи они перечислены альтернативно, полагаем, что условно их можно разделить на:

— основной — замена производится на другое лицо, замещающее (занимающее) должность на момент рассмотрения административного дела;

— факультативный (используемый при невозможности применения основного) — замена производится на иное должностное лицо или орган, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

3. Если после смерти гражданина, являвшегося стороной по административному делу, публичное материальное правоотношение не допускает правопреемства, то производство по административному делу подлежит прекращению (п. 5 ч. 1 ст. 194 КАС).

Если после смерти гражданина, являвшегося стороной по административному делу, публичное материальное правоотношение допускает правопреемство, то производство по административному делу приостанавливается до определения правопреемника (п. 1 ч. 1 ст. 190 КАС).

Смерть гражданина, являвшегося заинтересованным лицом, на движение административного дела влияния не оказывает. В то же время если материально-правовая связь с лицом, на стороне которого заинтересованное лицо выступало, допускает правопреемство, то в процесс должен быть привлечен правопреемник такого заинтересованного лица.

4. Реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом (п. 1 ст. 57 ГК).

При слиянии, присоединении и преобразовании юридического лица никакой неопределенности относительно субъекта, являющегося правопреемником, не возникает ввиду его единичности. Поэтому полагаем, что при этих формах реорганизации для процессуального правопреемства достаточно представления доказательств государственной регистрации вновь возникших юридических лиц или внесения изменений в учредительные документы существующих юридических лиц.

Иная ситуация при разделении и выделении. Подтверждая правопреемство при разделении и выделении, необходимо представить передаточный акт (п. п. 3, 4 ст. 58, ст. 59 ГК). Исключает ли процессуальное правопреемство отсутствие указания на оспариваемое право в передаточном акте? Полагаем, что необходимо рассмотреть два самостоятельных случая.

Первый — когда те или иные публичные права подлежат самостоятельному учету и в соответствии с требованиями действующего законодательства должны быть отражены в передаточном акте. В этом случае отсутствие указания на оспариваемое право в передаточном акте должно исключать процессуальное правопреемство. Именно при разделении и выделении отсутствие в передаточном акте указания на оспариваемое право создает правовую неопределенность относительно его субъекта.

Второй — когда те или иные публичные права самостоятельному учету не подлежат и в соответствии с требованиями действующего законодательства в передаточном акте не отражаются. К примеру, при обращении с административным иском о признании нормативного правового акта недействующим охраняемый законом интерес конкретного юридического лица отдельно нигде не фиксируется. Как тогда определить, какое из возникших в результате разделения или выделения юридических лиц должно стать правопреемником? На наш взгляд, в подобных ситуациях вообще не может быть какого-то универсального рецепта. Суд должен предложить всем материальным правопреемникам обосновать свой интерес к участию в административном деле о признании нормативного правового акта недействующим. Вполне возможно, что такой интерес сохранится у всех возникших в результате разделения или выделения юридических лиц, — тогда они должны быть привлечены к участию в деле в качестве правопреемников административного истца (здесь можно говорить о процессуальном соучастии). Допустима ситуация, когда такой интерес сохранится лишь у одного из возникших в результате разделения или выделения юридических лиц, — тогда именно оно должно быть привлечено к участию в деле в качестве правопреемника административного истца. Наконец, нельзя исключать и вариант, когда, к примеру, после разделения ни одно из возникших в результате юридических лиц не имеет интереса к оспариванию нормативного правового акта, — в этом случае суд должен прекратить производство по административному делу применительно к ч. 2 ст. 194 КАС.

Изменение наименования юридического лица не влечет процессуального правопреемства. Поскольку в КАС отсутствует специальная норма, регламентирующая действия суда при изменении наименования юридического лица, следует по аналогии применять положения ч. ч. 1, 4 ст. 124 АПК:

— стороны обязаны сообщить суду об изменении своего наименования;

— суд должен указать в определении или протоколе судебного заседания изменение наименования лица, участвующего в деле.

Реорганизация организации, являющейся стороной, дает суду право приостановить производство по делу (п. 2 ч. 1 ст. 191 КАС).

5. С ходатайством о замене может обратиться как лицо, участвующее в деле, так и непосредственно его правопреемник. По итогам рассмотрения такого ходатайства выносится определение.

Суд не вправе разрешать вопрос о процессуальном правопреемстве в итоговом судебном акте, завершающем производство в суде соответствующей инстанции. По смыслу ч. 5 комментируемой статьи суд обязан вынести отдельное судебное определение.

Если основания для процессуального правопреемства возникли в суде проверочной инстанции, последний не вправе направлять административное дело в суд первой инстанции для разрешения вопроса о процессуальном правопреемстве (этот вопрос разрешается судом той инстанции, в производстве которого находилось административное дело на момент возникновения оснований для процессуального правопреемства).

Определение о замене стороны ее правопреемником или об отказе в этом является объектом самостоятельного обжалования.

Частная жалоба может быть подана любым лицом, участвующим в деле. При отказе в замене стороны ее правопреемником частная жалоба может быть подана также лицом, которому было отказано в такой замене. Определение о замене стороны ее правопреемником может быть обжаловано правопредшественником (лицом, устраненным из процесса).

На время, пока суд проверочной инстанции рассматривает частную жалобу на определение о замене стороны ее правопреемником или об отказе в этом, суд нижестоящей инстанции по логике не должен совершать процессуальные действия, направленные на разрешение административного дела (жалобы). При ином подходе создается опасность того, что при отмене определения итоговый судебный акт суда нижестоящей инстанции будет принят о правах и об обязанностях лица, не привлеченного к участию в административном деле (подобное нарушение, допущенное судом первой инстанции, является безусловным основанием для отмены решения — п. 4 ч. 1 ст. 310 КАС).

6. Часть 6 комментируемой статьи устанавливает правило об обязательности для правопреемника всех действий, совершенных в судебном процессе до его вступления в административное дело его правопредшественником.

С точки зрения теории процесса необходимость нормативного закрепления положений, предусмотренных ч. 6 рассматриваемой статьи, обусловлена тем, что при процессуальном правопреемстве существующее процессуальное правоотношение продолжается (хотя и с новым субъектом).

В практическом же плане обязательность для правопреемника всех действий, совершенных в судебном процессе его правопредшественником, сводится главным образом к тому, чтобы гарантировать процессуальные права других лиц, участвующих в деле. При ином подходе не исключалась бы возможность для злоупотреблений (например, отказ от заключенного процессуальным правопредшественником соглашения о примирении).

Это интересно:  Что писать в сопроводительном письме в резюме в 2019 году - правильно, образец, пример, нужно

7. При сравнении положений ч. ч. 1, 2 комментируемой статьи, с одной стороны, и ч. ч. 3, 4 данной статьи — с другой, может создаться впечатление, что законодатель по-разному определил инстанционно-хронологические границы действия института процессуального правопреемства.

В отношении реорганизации и упразднения органов государственной власти, иных государственных органов и органов местного самоуправления, а также организаций, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, о процессуальном правопреемстве говорится применительно к «периоду рассмотрения административного дела». Аналогичным образом законодатель подходит и к случаям освобождения от замещаемой (занимаемой) должности должностного лица, являющегося стороной в административном деле.

Напротив, применительно к случаям смерти гражданина и реорганизации юридического лица используется иной юридико-технический прием: эти лица обозначаются как субъекты спорного либо установленного судом административного или иного публичного правоотношения.

Означает ли это, что в первом случае замена стороны ее правопреемником возможна, лишь пока «дело рассматривается», а во втором — на любой стадии, в том числе и на стадии исполнения (когда публичное правоотношение уже квалифицируется как установленное судом)? Полагаем, что такой подход лишен логики. Во-первых, нет никакого смысла ограничивать действие института процессуального правопреемства лишь определенными стадиями — судебная защита перестанет быть эффективной, если, к примеру, на стадии исполнения в результате материального правопреемства вдруг окажутся невозможными замена должника и, как следствие, реальное исполнение принятого судебного акта. Во-вторых, сам подход, в соответствии с которым устранение одних участников процесса возможно на любой стадии, а других — только в «период рассмотрения административного дела», нарушает принцип равенства. По этим соображениям считаем, что ч. ч. 1, 2 комментируемой статьи подлежат расширительному толкованию: реорганизация и упразднение органов государственной власти, иных государственных органов и органов местного самоуправления, а также организаций, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, освобождение от замещаемой (занимаемой) должности должностного лица, являющегося стороной в административном деле, влекут процессуальное правопреемство не только в «период рассмотрения административного дела», но и во всяком его положении, в том числе и на стадии исполнения судебного акта.

Такой подход заслуживает критики. К примеру, при рассмотрении административного дела юридическое лицо, имеющее процессуальный статус заинтересованного лица (см. комментарий к ст. 47 КАС), может реорганизоваться. Если для подобной ситуации исключить применение института процессуального правопреемства, то может оказаться, что прежний субъект (правопредшественник) уже не существует, а новый привлечен быть не может. Есть ли этому какое-либо разумное обоснование? Полагаем, что нет. Если материальное правоотношение, связывающее одну из сторон с заинтересованным лицом, допускает правопреемство, то правопреемник конечно же должен быть допущен к участию в деле.

Равным образом все иные случаи, влекущие материальное правопреемство органов, организаций и лиц, обращающихся в суд в защиту интересов других лиц или неопределенного круга лиц (ст. 40 КАС), должны влечь процессуальное правопреемство.

Более того, если когда-нибудь произойдет реорганизация (в административном порядке) органов прокуратуры, то и в этом случае не будет никаких оснований для того, чтобы не произвести замену прокурора как должностного лица его правопреемником.

Таким образом, институт процессуального правопреемства следует распространять на всех лиц, участвующих в деле.

К примеру, постановления главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта РФ, старшего судебного пристава, их заместителей, судебного пристава-исполнителя, их действия (бездействие) могут быть оспорены в суде в порядке, установленном гл. 22 КАС. Если после возбуждения административного дела об оспаривании решения судебного пристава-исполнителя взыскатель уступит свое право требования к должнику иному лицу, то неприменение института процессуального правопреемства создаст препятствие для защиты интересов приобретателя требования: именно он формально-юридически займет место взыскателя в исполнительном производстве, но в ранее возбужденном административном деле останется прежний взыскатель. Получается парадоксальная ситуация: лицо, которое утратило интерес к результату судебного разбирательства, сохраняет свой процессуальный статус административного истца, а лицо, которое, наоборот, заинтересовано в оспаривании решения судебного пристава-исполнителя, вступить в дело не вправе.

Поэтому полагаем необходимым в качестве общего правила сформулировать следующее: если после совершения сделки или по иным основаниям, установленным действующим законодательством, происходят выбытие стороны спорного публичного материального правоотношения и ее замена материальным правопреемником, суд обязан по аналогии применить положения ч. 1 ст. 48 АПК, ч. 1 ст. 44 ГПК и совершить действия, предписанные комментируемой статьей.

Статья 44. Процессуальное правопреемство

Ст. 44 КАС РФ

1. В случае, если в период рассмотрения административного дела орган государственной власти, иной государственный орган или орган местного самоуправления, являющиеся стороной в административном деле, реорганизован, суд производит замену этой стороны его правопреемником. В случае, если какой-либо из указанных органов либо организация, наделенная государственными или иными публичными полномочиями, упразднены, суд производит замену этой стороны органом или организацией, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

2. В случае, если в период рассмотрения административного дела должностное лицо, являющееся стороной в административном деле, будет освобождено от соответствующей замещаемой (занимаемой) должности, суд производит замену этой стороны другим лицом, замещающим (занимающим) эту должность на момент рассмотрения административного дела, либо иным должностным лицом или соответствующим органом, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

3. В случае смерти гражданина, являвшегося субъектом спорного либо установленного судом административного или иного публичного правоотношения и стороной в административном деле, суд производит замену этой стороны ее правопреемником, если в данном административном или ином публичном правоотношении допускается правопреемство.

4. В случае реорганизации юридического лица, являвшегося субъектом спорного либо установленного судом административного или иного публичного правоотношения и стороной в административном деле, суд производит замену этой стороны ее правопреемником, если в данном административном или ином публичном правоотношении допускается правопреемство.

5. О замене стороны ее правопреемником или об отказе в этом судом выносится соответствующее определение, на которое может быть подана частная жалоба.

6. Все действия, совершенные в судебном процессе до вступления правопреемника в административное дело, обязательны для него в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Комментарий к Статье 44 Кодекса административного судопроизводства РФ

1. Институт правопреемства урегулирован прежде всего гражданским правом. Согласно ч. 1 ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не ограничены в обороте.

2. При слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица. При разделении юридического лица его права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам в соответствии с передаточным актом. При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом. При преобразовании юридического лица одной организационно-правовой формы в юридическое лицо другой организационно-правовой формы права и обязанности реорганизованного юридического лица в отношении других лиц не изменяются, за исключением прав и обязанностей в отношении учредителей (участников), изменение которых вызвано реорганизацией (ст. 58 ГК РФ).

3. Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ).

6. Государственная пошлина взыскивается с правопреемника, если она не была уплачена первоначальным административным истцом (п. 5 ч. 1 ст. 333.20 НК РФ).

8. Согласно ст. 48 ГК РФ юридическое лицо — это организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть в нашем случае административным истцом и административным ответчиком в суде. Юридическое лицо должно быть зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц в одной из организационно-правовых форм, предусмотренных ГК РФ.

9. Юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ч. 8 ст. 51 ГК РФ).

10. См. также содержание и комментарий к ст. ст. 64, 190, 250 КАС РФ.

Правопреемство в административном процессе

Административная ответственность юридических лиц

Вместе с тем законодательство об административной ответственности юридических лиц содержит некоторые исключения, когда возможна ответственность без вины. В новом КоАП РФ содержатся такие случаи. Это прежде всего указанные в ст. 2.10 ситуации административной ответственности юридических лиц при реорганизации (слиянии, преобразовании, разделении, присоединении). Все эти случаи связаны с прекращением деятельности правонарушителя и появлением у него одного или нескольких правопреемников, которые самостоятельно несут административно-правовую ответственность только за собственные деяния.

Понятие «правопреемство» является гражданско-правовым; в административном праве и в таможенном, в частности, оно как правовой институт отсутствует, отсутствует также и законодательно данная оговорка об использовании в правоприменительной деятельности терминов и понятий гражданского права. Но она совершенно необходима, поскольку п. 3 ст. 2 ГК гласит: «К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством».

Такая оговорка имеется в ст. 11 Налогового кодекса РФ, согласно которой «институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства . применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом».

Так, пункт 2 ст. 50 НК указывает: «На правопреемника (правопреемников) реорганизованного юридического лица возлагается также обязанность по уплате причитающихся сумм штрафов, наложенных на юридическое лицо за совершение налоговых правонарушений до завершения его реорганизации».

Это интересно:  Размер компенсации морального вреда за легкий вред здоровью. Судебная практика

Таким образом, в предмет доказывания по делу об административном правонарушении входит момент привлечения правонарушителя к ответственности: до или после реорганизации. Если привлечение к ответственности произошло после завершения реорганизации, то административное наказание в виде штрафа за нарушение законодательства о налогах и сборах исключается, поскольку организация-правонарушитель перестает к этому моменту существовать как юридическое лицо, а ее права и обязанности (но не ответственность. Которая всегда индивидуальна) переходят к одному или нескольким самостоятельным правопреемникам.

Если привлечение к имущественной административной ответственности состоялось до реорганизации, но фактического имущественного исполнения не произошло, возможно обращение взыскания на имущество правопреемника, но привлекать его к ответственности за правонарушение, совершенное его предшественником, неправомерно, так как вина отсутствует, за исключением некоторых согласованных умышленных действий, направленных на уклонение от уплаты налогов и сборов.

Новый КоАП РФ, напротив, не содержит однозначного упоминания границы ответственности юридических лиц при реорганизации. Из пункта 8 ст. 2.10 косвенно следует, что административные наказания применяются к юридическому лицу только до завершения его реорганизации. Тем не менее пункт 7 этой же статьи гласит, что при реорганизации в ее различных формах административная ответственность за совершение административного правонарушения наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации. По существу, данная норма допускает возможность наступления ответственности вновь образованного (реорганизованного) юридического лица без вины.

Правоприменителем данная норма может быть истолкована как возможность привлечь вновь возникшую организацию-правопреемника к ответственности за административное правонарушение, совершенное когда-либо реорганизуемым юридическим лицом. Подразумевается, что возможна ответственность и после реорганизации, но в пределах срока давности. КоАП РФ не содержит данных о том, с какого момента предприятие считается реорганизованным. НК РФ, напротив, использует определение п. 4 ст. 5.7 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо считается реорганизованным с момента Государственной регистрации вновь возникших юридических лиц, а при реорганизации в форме присоединения она считается завершенной с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

Итак, рассмотрение вины юридического лица с объективных позиций, с акцентом на противоправность позволяет сделать вывод о том, что вина юридического лица связана не с чем иным, как с выходом его за пределы отведенной праводееспособности либо ненадлежащим распоряжением ею. В административном праве ненадлежащее распоряжение юридическим лицом своей праводееспособностью может пониматься как вина только при условии оценки данного обстоятельства с точки зрения государственного органа, налагающего административное взыскание. В этом случае вина юридического лица схожа с простой противоправностью.

Рассмотрение вины юридического лица как элемента субъективной стороны состава правонарушения (финансовое и налоговое право) посредством субъективного подхода как продукта высшей нервной деятельности людей позволяет определить вину юридического лица через вину его коллектива, но не всего коллектива, а только той его части, которая является носителем доминирующей воли и каковая и привела к совершению административного правонарушения. Носитель доминирующей в коллективе воли — администрация юридического лица, ее полномочные должностные лица, виновность которых является основой для признания организации виновной и привлечения к административной ответственности.

Таким образом, отличительные особенности субъективной стороны административного правонарушения, совершенного юридическим лицом, проявляются в следующем:

во-первых, вина юридического лица в совершении административного правонарушения есть субъективное отношение к противоправному деянию коллектива этого юридического лица, но определяемое по преобладающей воле, под которой, прежде всего понимается воля администрации (органов управления) организации, ее полномочных должностных лиц, а также иных лиц имеющих право давать обязательные указания в пределах структуры юридического лица. В этом случае вина юридического лица, рассматриваемая посредством субъективного подхода как продукт высшей нервной деятельности людей, должна пониматься как выражение вины должностных лиц администрации и считаться доказанной только при наличии установленной вины должностного лица;

В. Преемство в части административной ответственности

Кодекс об административных правонарушениях РФ (ст. 2.10) предусматривает переход ответственности юридического лица за совершение административного правонарушения:

– при слиянии нескольких юридических лиц к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается вновь возникшее юридическое лицо;

– при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается присоединившее юридическое лицо;

– при разделении юридического лица или при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается то юридическое лицо, к которому согласно разделительному балансу перешли права и обязанности по заключенным сделкам или имуществу, в связи с которыми было совершено административное правонарушение;

– при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается вновь возникшее юридическое лицо.

Об этом пишут и другие исследователи, к примеру: Дивер Е.П. Указ. соч. С. 16.

Подобного рода положение было и предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ (Определение КС РФ от 7 декабря 2010 г. N 1620-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества “Райффайзенбанк” на нарушение конституционных прав и свобод частями 4 и 7 статьи 2.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях”). В частности, заявитель оспаривал конституционность положений указанной статьи, согласно которым при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается присоединившее юридическое лицо, и при этом административная ответственность за совершение административного правонарушения наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации.

Конституционный Суд, по существу, не согласился с доводами заявителя. Если опустить здесь мотивы суда, касающиеся исключительно антимонопольного законодательства (а именно в связи с привлечением лица к ответственности за его нарушение правопредшественником и было инициировано рассмотрение в Конституционном Суде), и вычленить только те положения, которые касаются вопросов реорганизации, то позиция суда состоит в следующем:

– поскольку предпринимательская деятельность юридических лиц затрагивает как частные, так и публичные интересы неограниченного круга лиц, законодатель, регулируя порядок реорганизации юридических лиц, а также возникновения, перехода и прекращения в связи с этим прав и обязанностей, исходит из необходимости обеспечения защиты как конституционных прав самих юридических лиц на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности, так и законных интересов лиц, которых затрагивает их хозяйственная деятельность;

– происходящее при реорганизации юридических лиц в форме присоединения правопреемство призвано гарантировать сохранение обязательств и их исполнение за счет имущества вновь созданного в результате реорганизации юридического лица, обеспечение интересов кредиторов юридического лица, а также охватывает иные имущественные и неимущественные права реорганизуемого юридического лица;

– при реорганизации общества в форме присоединения к обществу, к которому происходит присоединение, переходят все права и обязанности присоединяемого в соответствии с передаточным актом, который должен содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизуемого общества в отношении всех его кредиторов и должников, включая оспариваемые обязательства, и порядок определения правопреемства, в том числе в связи с возникновением, изменением и прекращением прав и обязанностей реорганизуемого общества, которые могут произойти после даты, на которую составлен передаточный акт;

– названные положения, создающие при регулировании отношений, связанных с реорганизацией акционерных обществ, условия, необходимые для достижения обществами соглашений по всем возникшим до их реорганизации обязательствам и исключения неопределенности в вопросах правопреемства и в правовых последствиях принятия таких решений, предоставляют достаточный выбор правовых средств для своевременного получения сведений о гражданско-правовых сделках, повлекших для заключивших их сторон возникновение, помимо имущественных прав и обязанностей, также публично-правовой обязанности уведомить антимонопольный орган о факте заключения указанных сделок в соответствии с требованиями Федерального закона “О защите конкуренции” для осуществления антимонопольным органом своих основных функций – контроля за экономической концентрацией и предотвращения возможной угрозы охраняемым интересам в сфере антимонопольного регулирования, в частности контроля за соглашениями и согласованными действиями хозяйствующих субъектов, ограничивающими конкуренцию, который реализуется в том числе посредством установления административной ответственности за нарушения антимонопольного законодательства;

– устанавливая принципы возникновения административной ответственности и предусматривая ответственность юридических лиц за совершение административных правонарушений, законодатель исходит из того, что вред при их совершении причиняется публичным интересам, в связи с чем мера ответственности и особый порядок ее реализации должны определяться исходя из публично-правовых интересов, обусловленных целями обеспечения конституционных прав и свобод, защиты общественных отношений, баланса прав и обязанностей всех участников рыночной экономики. Определяя специальные правила для предупреждения ограничения конкуренции и ответственность за их неисполнение, законодатель в ч. ч. 4 и 7 ст. 2.10 “Административная ответственность юридических лиц” КоАП РФ во взаимосвязи с положениями его ст. 1.5 “Презумпция невиновности” и ч. 2 ст. 2.1 “Административное правонарушение” предусмотрел административную ответственность в виде штрафа (ст. 19.8 КоАП РФ) за нарушение таких правил, если у юридического лица имелась возможность для их соблюдения, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Указанные предписания КоАП РФ имеют универсальный масштаб применения. Таким образом, оспариваемые положения ст. 2.10 КоАП РФ, предусматривающие порядок привлечения присоединившего юридического лица к административной ответственности за совершение административного правонарушения, призваны гарантировать общественно значимые публичные интересы и сами по себе не нарушают конституционные права заявителя;

– наличие вины – общепризнанное основание привлечения к юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно в законе.

Статья написана по материалам сайтов: www.gk-rf.ru, www.zakonrf.info, kodasrf.ru, www.newreferat.com, narodirossii.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector