+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Определение Верховного Суда РФ от 7 ноября 2008 года № 5-В08-118

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 7 ноября 2008 г. N 5-В08-118

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Колычевой Г.А., Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании 7 ноября 2008 года по надзорной жалобе К. на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 9 апреля 2007 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 21 июня 2007 года дело по иску А. к К . о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровью, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Б.А. Горохова, объяснения представителя истца — А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., полагавшей, что состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

А. обратился в суд с иском к К . о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровью, компенсации морального вреда.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 21 июня 2007 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением Хорошевского районного суда г. Москвы от 28 июля 2008 года К. восстановлен срок на подачу надзорной жалобы в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В надзорной жалобе К. просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить.

29 августа 2008 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 7 октября 2008 года надзорная жалоба К. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по данному делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела усматривается, что при рассмотрении дела судебными инстанциями были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что 24 мая 2006 года по вине водителя К. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого были причинены телесные повреждения пешеходу А.

К. был привлечен к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения.

Принимая решение по делу, суд, руководствуясь положениями ст. ст. 1064, 1085 Гражданского кодекса РФ, пришел к выводу о том, что требования истца подлежат частичному удовлетворению, и возложил обязанность по возмещению вреда, причиненного здоровью, на ответчика, как причинителя вреда.

Однако с данным выводом суда согласиться нельзя, поскольку он основан на неправильном применении норм материального права.

Исходя из положений статьи 1064 Гражданского кодекса РФ потерпевший вправе предъявить требование о возмещении вреда непосредственно его причинителю .

Законом обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно части 4 статьи 931 Гражданского кодекса РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

При этом согласно абзацу второму п. 2 ст. 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страхователь, к которому потерпевшим предъявлен иск, должен привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда.

По смыслу данной правовой нормы, вопрос о возмещении вреда самим лицом, чья ответственность застрахована, решается в зависимости от выраженного им согласия на такое возмещение либо отсутствия такого намерения. В любом случае к участию в деле должен быть привлечен страховщик — либо как 3-е лицо на стороне ответчика, либо как соответчик.

Исходя из существа института страхования Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» имеет своей целью защитить не только права потерпевшего на возмещение вреда, но и интересы страхователя — причинителя вреда.

Таким образом, если страхователь, являющийся причинителем вреда, не выразил намерения лично возместить причиненный им вред, и по его требованию к участию в деле был привлечен страховщик, то независимо от того, настаивает ли потерпевший на возмещение вреда его причинителем , обязанность по возмещению вреда не может быть возложена на лицо, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования.

Как усматривается из материалов дела, ответчик К. не выражал согласия на возмещение причиненного истцу вреда, просил возложить обязанность по выплате истцу денежных средств на страховую компанию, следовательно, его права, основанные на заключенном договоре страхования ответственности, также подлежат защите.

При указанных обстоятельствах состоявшиеся по данному делу судебные постановления правильными быть признаны не могут и подлежат отмене в связи с существенным нарушением норм материального права.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить отмеченные недостатки, определить процессуальное положение в данном деле страховой компании, выяснить мнение истца А. и ответчика К. о взыскании с нее сумм возмещения вреда.

Руководствуясь статьями 387 и 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 9 апреля 2007 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 21 июня 2007 года отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Дело № 5-В08-118

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

судей Колычевой Г.А., Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании 7 ноября 2008 года по надзорной жалобе Краузова Л.С. на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 9 апреля 2007 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 21 июня 2007 года дело по иску Аринушкина И.А. к Краузову Л.С. о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровью, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Б.А. Горохова, объяснения представителя истца — Аринушкина А.И., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., полагавшей, что состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

Аринушкин И.А. обратился в суд с иском к Краузову Л.С. о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровью, компенсации морального вреда.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 21 июня 2007 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением Хорошевского районного суда г. Москвы от 28 июля 2008 года Краузову Л.С. восстановлен срок на подачу надзорной жалобы в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В надзорной жалобе Краузов Л.С. просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить.

29 августа 2008 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 7 октября 2008 года надзорная жалоба Краузова Л.С. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по данному делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела усматривается, что при рассмотрении дела судебными инстанциями были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что 24 мая 2006 года по вине водителя Краузова Л.С. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого были причинены телесные повреждения пешеходу Аринушкину И.А.

Краузов Л.С. был привлечен к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения.

Принимая решение по делу, суд, руководствуясь положениями ст.ст. 1064, 1085 Гражданского кодекса РФ, пришел к выводу о том, что требования истца подлежат частичному удовлетворению, и возложил обязанность по возмещению вреда, причиненного здоровью, на ответчика, как причинителя вреда.

Однако с данным выводом суда согласиться нельзя, поскольку он основан на неправильном применении норм материального права.

Исходя из положений статьи 1064 Гражданского кодекса РФ потерпевший вправе предъявить требование о возмещении вреда непосредственно его причинителю.

Законом обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно части 4 статьи 931 Гражданского кодекса РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

При этом согласно абзацу второму п. 2 ст. 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страхователь, к которому потерпевшим предъявлен иск, должен привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда.

Это интересно:  Инструкция по постановке на учет мотоцикла в 2019 году

По смыслу данной правовой нормы, вопрос о возмещении вреда самим лицом, чья ответственность застрахована, решается в зависимости от выраженного им согласия на такое возмещение либо отсутствия такого намерения. В любом случае к участию в деле должен быть привлечен страховщик — либо как 3-е лицо на стороне ответчика, либо как соответчик.

Исходя из существа института страхования Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» имеет своей целью защитить не только права потерпевшего на возмещение вреда, но и интересы страхователя -причинителя вреда.

Таким образом, если страхователь, являющийся причинителем вреда, не выразил намерения лично возместить причиненный им вред, и по его требованию к участию в деле был привлечен страховщик, то независимо от того, настаивает ли потерпевший на возмещение вреда его причинителем, обязанность по возмещению вреда не может быть возложена на лицо, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования.

Как усматривается из материалов дела, ответчик Краузов Л.С. не выражал согласия на возмещение причиненного истцу вреда, просил возложить обязанность по выплате истцу денежных средств на страховую компанию, следовательно, его права, основанные на заключенном договоре страхования ответственности, также подлежат защите.

При указанных обстоятельствах состоявшиеся по данному делу судебные постановления правильными быть признаны не могут и подлежат отмене в связи с существенным нарушением норм материального права.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить отмеченные недостатки, определить процессуальное положение в данном деле страховой компании, выяснить мнение истца Аринушкина И.А. и ответчика Краузова Л.С. о взыскании с неё сумм возмещения вреда.

Руководствуясь статьями 387, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 9 апреля 2007 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 21 июня 2007 года отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Выселение из служебного жилья: перспективы судебного разбирательства

В настоящее время правовому регулированию отношений, связанных с предоставлением и использованием жилых помещений специализированного фонда, в Жилищном кодексе РФ (ЖК РФ) посвящен самостоятельный раздел IV «Специализированный жилищный фонд», положениями которого определено назначение каждого вида специализированного жилья.

Ранее основные нормы о служебных жилых помещениях содержались в ст. ст. 101–108 ЖК РСФСР (утв. ВС РСФСР 24 июня 1983 г. и действ. до 01 марта 2005 г.) и в других правовых актах, некоторые из которых могут применяться и в настоящее время в той части, которая не противоречит действующему в настоящее время ЖК РФ (см. ФЗ от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации»).

В силу ст. ст. 92–93 раздела IV ЖК РФ служебные жилые помещения относятся к специализированному жилому фонду и предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным унитарным предприятием, государственным или муниципальным учреждением, в связи с прохождением службы, назначением на государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации либо в связи с избранием на выборные должности в органы государственной власти или органы местного самоуправления.

Т.е. служебное жилье предоставляется не в целях удовлетворения жилищных потребностей гражданина, а в связи с выполнением взятых на себя определенных обязанностей (работы, службы и т.п.). При этом служебные жилые помещения должны находиться только в государственном или муниципальном жилищном фонде (часть 2 статьи 92 ЖК РФ).

Согласно ст. 104 ЖК РФ служебные жилые помещения предоставляются гражданам в виде жилого дома, отдельной квартиры. В Постановлении Правительства РФ от 26.01.2006 № 42 «Об утверждении правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду и типовых договоров найма специализированных жилых помещений» эта норма уточняется: «…не допускается выделение под служебное жилое помещение комнат в квартирах, в которых проживает несколько нанимателей и (или) собственников жилых помещений. Под служебные жилые помещения в многоквартирном доме могут использоваться как все жилые помещения такого дома, так и часть жилых помещений в этом доме».

Основанием предоставления служебных жилых помещений является решение собственников таких помещений (действующих от их имени уполномоченных органов государственной власти или уполномоченных органов местного самоуправления) или уполномоченных ими лиц (ст. 99 ЖК РФ).

Между тем следует иметь в виду, что согласно ст. 100 ЖК РФ основанием для вселения в служебное жилое помещение является договор найма специализированного жилого помещения, который заключается на основании решения собственников таких помещений (действующих от их имени уполномоченных органов государственной власти или уполномоченных органов местного самоуправления) или уполномоченных ими лиц о предоставлении такого помещения.

Хотелось бы отметить, что по действовавшему до 1 марта 2005 года законодательству основанием для вселения в служебное жилое помещение и заключения договора найма служебного жилого помещения являлся ордер установленной формы (ст. ст. 47, 105 ЖК РСФСР) .

В договоре найма специализированного жилого помещения указываются члены семьи нанимателя. Договор найма специализированного жилого помещения заключается в письменной форме. Типовые договоры найма специализированных жилых помещений утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.01.2006 № 42 «Об утверждении правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду и типовых договоров найма специализированных жилых помещений». Этим же Постановлением утверждены Правила отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду.

В соответствии с ч. 5 ст. 100 ЖК РФ к пользованию служебными жилыми помещениями по договорам найма применяются правила, предусмотренные частями 2–4 ст. 31, ст. 65 и частями 3 и 4 ст. 67 ЖК РФ.

Основанием выселения из служебных жилых помещений, независимо от их вида, является расторжение или прекращение договора найма специализированного жилого помещения, что по общему правилу влечет за собой выселение нанимателя. Следовательно, граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае же отказа освободить указанные жилые помещения граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений (ч. 1 ст. 103 ЖК РФ).Исключением являются случаи, предусмотренные ч. 2 ст. 102 и ч. 2 ст. 103 ЖК РФ, а также ст. 13 ФЗ от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации».

Так, согласно ч. 2 ст. 103 ЖК РФ не могут быть выселены из служебных жилых помещений без предоставления других жилых помещений не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях:

  1. члены семьи военнослужащих, должностных лиц сотрудников органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, таможенных органов Российской Федерации, органов государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, погибших (умерших) или пропавших без вести при исполнении обязанностей военной службы или служебных обязанностей;
  2. пенсионеры по старости;
  3. члены семьи работника, которому было предоставлено служебное жилое помещение или жилое помещение в общежитии и который умер;
  4. инвалиды I или II группы, инвалидность которых наступила вследствие трудового увечья по вине работодателя; инвалиды I или II группы, инвалидность которых наступила вследствие профессионального заболевания в связи с исполнением трудовых обязанностей; инвалиды из числа военнослужащих, ставших инвалидами I или II группы вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы либо вследствие заболевания, связанного с исполнением обязанностей военной службы.

Федеральным законом от 29.02.2012 № 15-ФЗ с 1 января 2013 г. ч. 2 ст. 103 ЖК РФ дополнена пунктом 5 следующего содержания: «5. Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не могут быть выселены из специализированных жилых помещений без предоставления других благоустроенных жилых помещений, которые должны находиться в границах соответствующего населенного пункта». Действие указанного изменения распространяется на правоотношения, возникшие до дня вступления в силу указанного Федерального закона № 15-ФЗ, в том случае, если дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не реализовали принадлежащее им право на обеспечение жилыми помещениями до 1 января 2013 года .

Согласно ст. 13 ФЗ от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» не могут быть выселены из служебных жилых помещений без предоставления других жилых помещений граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

В частности, выселение из служебных жилых помещений в судебном порядке может производиться в следующих случаях:

1) при неисполнении нанимателем и проживающими совместно с ним членами его семьи обязательств по договору найма специализированного жилого помещения, в частности в случаях (п. 4 ст. 83, п. 3 ст. 101 ЖК РФ):

  • невнесения нанимателем платы за жилое помещение и (или) коммунальные услуги в течение более шести месяцев;

Как показывает судебная практика, большинство судов тщательно исследуют причины образовавшейся задолженности по оплате жилой площади, исходя из того, что они относятся к обстоятельствам, имеющим юридическое значение .

  • разрушения или повреждения жилого помещения нанимателем или другими гражданами, за действия которых он отвечает;
  • систематического нарушения прав и законных интересов соседей, которое делает невозможным совместное проживание в одном жилом помещении;

Как указал ВС РФ в п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление), к систематическому нарушению прав и законных интересов соседей нанимателем и (или) членами его семьи с учетом положений ч. 2 ст. 1 и ч. 4 ст. 17 ЖК РФ следует отнести их неоднократные, постоянно повторяющиеся действия по пользованию жилым помещением без соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении или доме граждан, без соблюдения требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, правил пользования жилыми помещениями (например прослушивание музыки, использование телевизора, игра на музыкальных инструментах в ночное время с превышением допустимой громкости; производство ремонтных, строительных работ или иных действий, повлекших нарушение покоя граждан и тишины в ночное время; нарушение правил содержания домашних животных; совершение в отношении соседей хулиганских действий и др.) .

  • использования жилого помещения не по назначению;
Это интересно:  Кредит под залог дома с участком

Под использованием жилого помещения не по назначению, исходя из положений ч. ч. 1–3 ст. 17 ЖК РФ, следует понимать использование жилого помещения не для проживания граждан, а для иных целей (например использование его для офисов, складов, размещения промышленных производств, содержания и разведения животных), т.е. фактическое превращение жилого помещения в нежилое (п. 39 Постановления).

2) в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства (договор найма специализированного жилого помещения считается в данном случае расторгнутым со дня выезда) (п. 3 ст. 83, п. 3 ст. 101 ЖК РФ);

Согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 2 п. 32 Постановления, условием удовлетворения иска в данном случае будет являться установление факта постоянного непроживания истца в спорном служебном жилом помещении, обусловленного его добровольным выездом в другое место жительства и отказом от прав и обязанностей нанимателя по договору найма при отсутствии препятствий в пользовании этим помещением.

3) в случае признания недействительными решения о предоставлении специализированного жилого помещения и заключенного на его основании договора найма специализированного жилого помещения (п. 1 ст. 99 ЖК РФ).

В подп. «в» п. 41 Постановления сказано, что нарушение требований ЖК РФ и Правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду при принятии решения о предоставлении гражданину специализированного жилого помещения с учетом положений п. 2 ч. 3 ст. 11 и ч. 2 ст. 99 ЖК РФ может служить основанием для предъявления в судебном порядке заинтересованными лицами требования о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора найма специализированного жилого помещения недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц.

Однако в большинстве случаев, как показывает судебная практика, выселение из служебных жилых помещений в судебном порядке является крайней мерой, которая применяется в основном лишь в случаях отказа граждан добровольно освободить эти помещения.

В качестве примеров выселения в судебном порядке можно привести следующие дела.

1. В декабре 2007 года отряд государственной противопожарной службы № 14 обратился в суд с иском к З., З.Г., З.Ф. о выселении из жилого помещения, расположенного по адресу: , без предоставления другого жилого помещения, ссылаясь на то, что спорное жилое помещение является служебным, передано в оперативное управление истца, в 1999 году было предоставлено работнику ОГПС № 14 С. Последний 15 ноября 2000 года выехал из указанного жилого помещения, снялся с регистрационного учета. В жилом помещении остались проживать его жена З., брак которой с С. расторгнут 28 февраля 2001 года, и дети З.Г., З.Ф. (в отношении детей С. 17 декабря 2001 года лишен родительских прав). Поскольку освободить служебное жилое помещение ответчики отказываются, истец просил суд выселить ответчиков без предоставления другого жилого помещения.

Решением Мегионского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10 января 2008 г. иск удовлетворен.
Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 1 апреля 2008 г. решение суда от 10 января 2008 г. отменено и дело было направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела решением Мегионского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 27 мая 2008 г. в иске отказано.
Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 26 августа 2008 г. решение суда первой инстанции отменено и принято новое решение, которым постановлено выселить ответчиков из жилого помещения, расположенного по адресу: , без предоставления другого жилого помещения.

В надзорной жалобе, поданной З., поставлен вопрос об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 26 августа 2008 г. и передаче надзорной жалобы для рассмотрения на судебном заседании суда надзорной инстанции.

В связи с поданной надзорной жалобой на указанные судебные постановления и сомнениями в их законности, 23 декабря 2008 года судьей Верховного Суда РФ Кнышевым В.П. указанное дело было истребовано в Верховный Суд РФ и определением того же судьи от 29 апреля 2009 г. передано для рассмотрения на судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Определением от 26.05.2009 № 69-В09-5 судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указанное дело о выселении из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как доводы ответчицы о том, что до введения в действие Жилищного кодекса РФ она являлась одинокой матерью с проживающими вместе с ней несовершеннолетними детьми и ее выселение без предоставления другого жилого помещения не допускалось законом, так как она подпадала под действие п. 12 ч. 1 ст. 108 Жилищного кодекса РСФСР, не были учтены судом .

Из приведенного примера следует, что, если к моменту введения в действие Жилищного кодекса РФ у лица при наличии оснований, указанных в статье 108 ЖК РСФСР, возникло право на льготы, предусмотренные данной нормой, то к спорным правоотношениям применяются положения ст. 108 ЖК РСФСР и после введения в действие Жилищного кодекса РФ.

2. Администрация муниципального образования «Всеволожский муниципальный район» Ленинградской области обратилась во Всеволожский городской суд Ленинградской области с иском к М.Е., М.Г. и М.А. о признании их утратившими право пользования жилым помещением — трехкомнатной квартирой , выселении их из указанной квартиры со снятием с регистрационного учета.

В обосновании своих требований истец указал, что ответчица М.Е. занимала должность . В связи с трудовыми отношениями М.Е. на основании договора найма специализированного (служебного) жилого помещения истцом была предоставлена трехкомнатная квартира . Совместно с нанимателем в квартиру были вселены члены ее семьи — супруг М.Г. и дочь М.А. М.Е. была освобождена от занимаемой должности и уволена по сокращению штата работников. В связи с этим истцом в адрес ответчицы неоднократно направлялись уведомления о прекращении действия договора найма и необходимости освободить спорную квартиру. Так как ответчики в добровольном порядке не выполнили требование собственника об освобождении жилого помещения, истец вынужден был обратиться в суд.

Решением Всеволожского городского суда Ленинградской области от 23 августа 2011 г. М.Е., М.Г. и М.А. выселены из трехкомнатной квартиры . В удовлетворении остальной части иска Администрации муниципального образования «Всеволожский муниципальный район» Ленинградской области отказано.

Не соглашаясь с решением суда, ответчица М.Е. подала кассационную жалобу на указанное решение, в которой просит решение отменить. В обосновании своей жалобы ответчица указала, что такое основание для прекращения действия договора найма специализированного жилого помещения, как прекращение трудовых отношений, ЖК РФ не предусмотрено.

3. Администрация закрытого административно-территориального образования (далее — ЗАТО ) обратилась в суд с иском к Р.С. и Р.Е. о выселении их вместе с несовершеннолетними детьми Р.В. и Р.Д. из жилого помещения — квартиры № , расположенной в доме № , без предоставления другого жилого помещения и снятии с регистрационного учета. Требование мотивировалось тем, что названная квартира является муниципальной собственностью и в 2001 году включена в число служебных жилых помещений. Квартира была предоставлена Р.С. как военнослужащему, проходящему военную службу по контракту. В 2002 году ответчик в связи с организационно-штатными мероприятиями был досрочно уволен в запас. По программе «Обеспечение жильем молодых семей» в 2009 году ответчики были обеспечены жилым помещением, однако освободить служебное жилое помещение отказываются.

Решением Пермского районного суда от 21.11.2011 исковые требования ЗАТО удовлетворены.

Не соглашаясь с решением суда, ответчики подали кассационную жалобу на указанное решение, в которой просят решение суда отменить. В обосновании своей жалобы ответчики указали, что возникшие правоотношения по пользованию служебным жилым помещением носят договорной характер, в связи с чем к ним должны быть применены положения ст. 196 ГК РФ о трехлетнем сроке исковой давности, что срок исковой давности истцом был пропущен и положения ст. 208 ГК РФ, на которую сослался суд, в данном случае, исходя из характера правоотношений, не подлежали применению. Кроме того, ответчики указали, что не может являться основанием для их выселения и покупка ими 3-комнатной квартиры по программе «Обеспечение жильем молодых семей», поскольку положения ст. ст. 101, 102, 83 ЖК РФ не содержат такого основания для расторжения договора найма специализированного жилого помещения, как приобретение нанимателями другого жилого помещения в собственность.

Определением Пермского краевого суда от 28.12.2011 по делу № 33-13326 кассационная жалоба ответчиков оставлена без удовлетворения.

При этом судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда указала, что, поскольку в настоящее время ответчик, являясь долевым собственником жилого помещения, не состоит в очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий и не относится к числу лиц, которые имеют право состоять на данном учете, он подлежит выселению из служебного жилого помещения.

Кроме того, судебная коллегия указала на ошибочность вывода суда о том, что на возникшие правоотношения не распространяется срок исковой давности. Однако ошибочность данного вывода суда не влечет за собой необходимость отмены решения, поскольку в целом вывод суда о том, что срок исковой давности на обращение в суд истцом не пропущен, является правильным.

Это интересно:  Инвестиции в драгоценные металлы: плюсы и минусы

Из приведенного примера следует, что гражданин подлежит выселению из служебного жилого помещения, если основания, в силу которых он состоял в очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий и относился к числу лиц, имеющих право состоять на данном учете, отпали.

Кроме того, при возникновении споров о выселении из служебных жилых помещений необходимо четко разграничивать жилищные правоотношения и гражданские, учитывая, что к первым не могут применяться положения статьи 208 ГК РФ, в соответствии с которой на требования о защите прав собственника или владельца недвижимого имущества не распространяется общий трехлетний срок исковой давности, установленный статьей 196 ГК РФ, на что указывает Определение Верховного Суда Российской Федерации от 19 августа 2008 г. № 5-В08-77

  1. Пункт 41 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации»// Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  2. Постановление Правительства РФ от 26.01.2006 № 42 «Об утверждении Правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду и типовых договоров найма специализированных жилых помещений»» // Российская газета. — № 34. — 17.02.2006.
  3. «Российская газета». — N 46. — 02.03.2012.
  4. Пункт 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации»// Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  5. Пункт 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации»// Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  6. Определение Верховного Суда РФ от 26.05.2009 № 69-В09-5// Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  7. Определение Ленинградского областного суда от 26.10.2011 № 33-5254/2011// Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  8. Определение Верховного Суда РФ от 19.08.2008 № 5-В08-77// Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Определение Верховного Суда РФ от 11 октября 2018 г. N 308-КГ18-15675 Об отказе в передаче жалобы в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации

Судья Верховного Суда Российской Федерации Пронина М.В.,

решением Арбитражного суда Ставропольского края от 04.10.2017 в удовлетворении заявленного требования отказано.

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2018, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 13.06.2018, решение суда первой инстанции отменено, заявленное требование удовлетворено.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, управление просит об отмене судебных актов апелляционной и кассационной инстанций, ссылаясь на существенные нарушения норм материального права.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Арбитражный процессуальный кодекс) по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационной жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

Основания для пересмотра обжалуемых судебных актов в кассационном порядке по доводам жалобы отсутствуют.

Не согласившись с названным предписанием, банк обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

При рассмотрении заявления суды руководствовались статьями 65, 71, 198, 201 Арбитражного процессуального кодекса, положениями Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», Законом о защите права потребителей.

Отменяя решение суда первой инстанции как принятое при неправильном применении норм материального права и несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из следующего.

Приведенные заявителем доводы не свидетельствуют о существенных нарушениях судами апелляционной и кассационной инстанций норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела, а по существу направлены на переоценку доказательств и установленных судами фактических обстоятельств спора, что в силу норм статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса в полномочия Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации не входит.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.6, 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья определила:

отказать Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ставропольскому краю в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Обзор документа

Роспотребнадзор проверил, исполняет ли банк предписание прекратить нарушение прав клиента, и выдал повторное предписание с новым сроком исполнения.

Верховный Суд подтвердил недействительность второго предписания.

Банк обжаловал ранее вынесенное предписание до истечения срока его исполнения, поэтому оно было приостановлено до вступления в законную силу решения по данному делу. При таких обстоятельствах Роспотребнадзор был не вправе проверять исполнение обжалованного предписания и выдавать банку новое.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 78-В08-27

(утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2008 г.)

Г. обратилась в суд с иском к ОАО о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, ссылаясь на то, что она была неправомерно уволена по основаниям, установленным п.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что порядок увольнения работодателем соблюден. Истица Г. в установленный законом срок была ознакомлена с приказами о сокращении штатов, ей предлагались вакантные должности, от замещения которых она отказалась, а отказ областного комитета профсоюза в даче согласия на увольнение истицы не основан на том, что истица преследуется со стороны работодателя по причине ее профсоюзной деятельности. В этой связи суд пришел к выводу о наличии у работодателя (организации) оснований для увольнения истицы по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением штата работников организации.

С данными выводами суда первой инстанции согласился суд кассационной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судов первой и кассационной инстанций основанными на неправильном толковании и применении норм материального права к правоотношениям сторон.

Так, согласно части первой ст. 82 ТК РФ при принятии решения о

сокращении численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя и возможном расторжении трудовых договоров с работниками в соответствии с п. 2 части первой ст. 81 данного Кодекса работодатель обязан в письменной форме сообщить об этом выборному органу первичной профсоюзной организации не позднее чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий, а в случае, если решение о сокращении численности иди штата работников может привести к массовому увольнению работников — не позднее чем за три месяца до начала проведения соответствующих мероприятий. Критерии массового увольнения определяются в отраслевых и (или) территориальных соглашениях.

Вместе с тем для руководителей (заместителей) выборных профсоюзных коллективных органов ст. 374 ТК РФ установлена повышенная правовая защита при решении вопроса о расторжении с ними трудового договора, направленная на государственную защиту от вмешательства работодателя в осуществление профсоюзной деятельности, которая заключается в том, что увольнение в соответствии с пп. 2, 3 или 5 части первой ст. 81 указанного Кодекса по инициативе работодателя руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.

Из содержания приведенной нормы следует, что без реализации установленной специальной процедуры, а именно получения согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа, расторжение трудового договора с перечисленной категорией профсоюзных работников невозможно.

Согласно разъяснениям, данным в п. 26 постановления Пленума

Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 (в редакции

постановления Пленума от 28 декабря 2006 г.) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в случае несоблюдения работодателем требований закона о предварительном (до издания приказа) получении согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа на расторжение трудового договора либо об обращении в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации за получением мотивированного мнения профсоюзного органа о возможном расторжении трудового договора с работником, когда это является обязательным, увольнение работника является незаконным и он подлежит восстановлению на работе.

Из материалов дела следует, что 10 ноября 2006 года работодатель (ОАО) обратился к председателю областного комитета профсоюза, который является вышестоящим органом по отношению к профсоюзу ОАО, с просьбой о даче мотивированного согласия на расторжение трудового договора с заместителем председателя профсоюзного комитета по социальным вопросам Г. Письмом председателя обкома профсоюза от 21 ноября 2006 г. ОАО отказано в согласии на расторжение трудового договора с истицей. Несмотря на отказ, трудовой договор расторгнут и истица уволена.

Таким образом, работодателем не соблюден предусмотренный вышеназванной нормой права порядок увольнения Г. в части гарантий, предоставляемых работникам, входящим в состав выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций и не освобожденным от основной работы.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала ссылку суда на то, что отказ вышестоящего выборного профсоюзного органа в даче согласия на увольнение истицы не содержит указаний на дискриминационный характер увольнения, несостоятельной, а решение суда об отказе в удовлетворении требований Г. о восстановлении на работе незаконным.

Статья написана по материалам сайтов: sudbiblioteka.ru, dogovor-urist.ru, otchetonline.ru, www.garant.ru, pravo.studio.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector