+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2008 года № 1033-О-О

1. Определением мирового судьи судебного участка N 2 Железнодорожного района города Пензы от 22 ноября 2007 года был отменен судебный Приказ мирового судьи того же судебного участка от 28 сентября 2004 года, согласно которому в пользу гражданина Э.А. Сизикова с гражданки Е.Ю. Воскрекасенко взыскивалась неустойка по договору поручительства, на основании заявления должника об отмене судебного приказа.

Определением мирового судьи судебного участка N 98 города Москвы от 5 марта 2007 года судебный Приказ мирового судьи судебного участка N 316 города Москвы (территория которого после выдачи судебного Приказа была передана судебному участку N 98 города Москвы) от 22 ноября 2006 года, по которому в пользу Е.В. Альшева с ООО Аптека-Вита» была взыскана задолженность по договору займа, был отменен на основании заявления должника об отмене судебного Приказа. Определением мирового судьи судебного участка N 96 города Москвы частная жалоба на указанное определение была возвращена. Определением Московского городского суда от 11 сентября 2007 года в истребовании гражданского дела по надзорной жалобе Е.В. Альшева было отказано.

В жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Э.А. Сизиков и Е.В. Альшев просят о проверке конституционности статей 126 (о порядке вынесения судебного Приказа), 128 (об извещении должника о вынесении судебного Приказа), 129 (об отмене судебного Приказа), 331 (о праве обжалования определения мирового судьи) ГПК Российской Федерации. По мнению заявителей, взаимосвязанные нормы статей 126, 128, 129 ГПК Российской Федерации, как допускающие направление должнику судебного Приказа неоднократно и не по адресу его нахождения, а также позволяющие рассматривать заявление об отмене судебного Приказа без подачи заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока, взаимосвязанные нормы статей 129 и 331 ГПК Российской Федерации, как не предусматривающие возможности обжалования определения об отмене судебного Приказа путем подачи частной жалобы, нарушают их права и свободы, гарантированные статьями 2, 3, 18, 19, 45, 46, 55, 123 Конституции Российской Федерации, статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявителями материалы, не находит оснований для принятия их жалобы к рассмотрению.

2.1. Оспариваемые заявителями законоположения, вопреки их мнению, не предусматривают направление должнику судебного Приказа неоднократно или не по адресу его нахождения. Наоборот, в силу статей 127, 128 ГПК Российской Федерации судебный приказ направляется один раз и по адресу, указанному взыскателем. Однако вследствие того, что срок, в течение которого должник вправе подать возражения относительно судебного приказа, начинает течь с момента получения судебного приказа должником (статья 128 ГПК Российской Федерации), а должник может изменить место своего нахождения, оспариваемые нормы не исключают возможности повторного направления судебного приказа должнику по новому месту его нахождения в целях недопущения затягивания процедуры приказного производства на неопределенное время. Таким образом, указанные законоположения направлены на защиту прав взыскателей в рамках приказного производства, каковыми являлись Е.В. Альшев и Э.А. Сизиков, а потому не могут рассматриваться как нарушающие их права, перечисленные в жалобе.

2.2. В силу части второй статьи 331 ГПК Российской Федерации определение суда об отмене судебного приказа не подлежит обжалованию в суд второй инстанции, поскольку не исключает возможности дальнейшего движения дела. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно в своих решениях указывал, что из права заинтересованных лиц на судебную защиту, гарантированного статьей 46 Конституции Российской Федерации, не вытекает право произвольного выбора по усмотрению заинтересованных лиц процедуры обжалования судебных постановлений. В то же время в случае отмены судебного приказа в силу статьи 129 ГПК Российской Федерации заявленные требования могут быть предъявлены заинтересованными лицами в порядке искового производства. Таким образом, указанные положения закона не могут рассматриваться как нарушающие право заявителей на судебную защиту и доступ к суду.

2.3. Заявители, оспаривая конституционность ряда указанных статей Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о порядке вынесения судебного приказа и его отмены судьей, о праве обжалования определения мирового судьи, предлагают Конституционному Суду Российской Федерации изложить данные нормы в иной редакции.

Между тем разрешение вопроса о внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96, 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Альшева Евгения Викторовича и Сизикова Эдуарда Анатольевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Ассоциация содействует в оказании услуги в продаже лесоматериалов: кол виноградный по выгодным ценам на постоянной основе. Лесопродукция отличного качества.

АПК РФ и НК РФ не препятствуют обжалованию в судебном порядке актов Министерства финансов Российской Федерации, если эти акты порождают право налоговых органов предъявлять требования к налогоплательщикам, в том числе в случаях, когда такие правовые акты имеют обратную силу

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 20 ноября 2008 г. N 745-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ЗАКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА «ТИМАН-ПЕЧОРА

ЭКСПЛОРЭЙШН» НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ И СВОБОД ПУНКТОМ 1 СТАТЬИ 374

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию ЗАО «Тиман-Печора Эксплорэйшн» вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ЗАО «Тиман-Печора Эксплорэйшн» просит признать противоречащим статье 57 Конституции Российской Федерации пункт 1 статьи 374 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 11 ноября 2003 года N 139-ФЗ), согласно которому объектом налогообложения налогом на имущество организаций для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

По мнению заявителя, названная норма порождает неопределенность в вопросе о порядке и условиях налогообложения объектов недвижимости налогом на имущество организаций. Заявитель утверждает, что в силу этой нормы вопрос о порядке и условиях включения имущества организации в объект налогообложения по данному налогу решается Министерством финансов Российской Федерации, причем с нарушением конституционных принципов, действующих в сфере налогообложения, в том числе запрета на придание обратной силы законам о налогах, ухудшающим положение налогоплательщиков.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные ЗАО «Тиман-Печора Эксплорэйшн» материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

В жалобе выражается несогласие с обоснованностью применения налоговым органом и арбитражным судом пункта 4 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01 (утверждено приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30 марта 2001 года N 26н) при решении вопроса о налогообложении ЗАО «Тиман-Печора Эксплорэйшн» налогом на имущество организаций.

Между тем в соответствии со статьями 118 и 127 Конституции Российской Федерации выбор норм материального права, подлежащих применению с учетом фактических обстоятельств дела к спорным правоотношениям, и их истолкование относятся к полномочиям арбитражного суда, разрешающего спор, а проверка законности и обоснованности его решения в порядке, предусмотренном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, — к полномочиям вышестоящих судебных инстанций. Разрешение подобных вопросов не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

3. Вопрос о возможности придания обратной силы нормативным правовым актам неоднократно был предметом изучения Конституционного Суда Российской Федерации. Согласно правовой позиции, выраженной им в решении от 1 октября 1993 года N 81-Р, основным принципом существования закона во времени является немедленное действие; придание обратной силы закону — исключительный тип его действия во времени, использование которого относится к прерогативе законодателя; при этом либо в тексте закона содержится специальное указание о таком действии во времени, либо в правовом акте о порядке вступления закона в силу имеется подобная норма; законодатель, реализуя свое исключительное право на придание закону обратной силы, учитывает специфику регулируемых правом общественных отношений.

Кроме того, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Налоговый кодекс Российской Федерации не препятствуют обжалованию в судебном порядке актов Министерства финансов Российской Федерации, если эти акты порождают право налоговых органов предъявлять требования к налогоплательщикам, в том числе в случаях, когда такие правовые акты имеют обратную силу (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2005 года N 442-О и от 16 октября 2007 года N 648-О-О).

Это интересно:  Апартаменты в 2019 году - что это такое, в чем разница с квартирой, отличаются, можно ли прописаться

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «Тиман-Печора Эксплорэйшн», поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2008 года № 1033-О-О

Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2008 г. N 864-О-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Вершинина Владимира Михайловича на нарушение его конституционных прав Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», частью второй статьи 392 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и действиями должностных лиц»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина В.М. Вершинина вопрос о возможности принятия его жалоб к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Гражданин В.М. Вершинин в своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать Федеральный закон от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» не соответствующим Конституции Российской Федерации и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кроме того, В.М. Вершинин утверждает, что руководитель Управы района «Южное Тушино» города Москвы, министр финансов Российской Федерации и работники Министерства финансов Российской Федерации, Генеральный прокурор Российской Федерации и другие прокуроры, работники Федеральной службы страхового надзора России, не реагируя на его жалобы и заявления, не исполняют требования статей 2, 18, 24, 45 и 46 Конституции Российской Федерации, статей 8 и 11 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2000 года N 3-П, а работники аппарата судов, федеральные судьи — требования статьи 125 УПК Российской Федерации и статей 8 и 11 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», чем нарушают его конституционные права. В.М. Вершинин также оспаривает конституционность части второй статьи 392 УПК Российской Федерации, утверждая при этом, что за бездействие должностные лица должны нести ответственность не только по статье 315, но и по статье 285 УК Российской Федерации. Заявитель, кроме того, просит направить его жалобы в Европейский Суд по правам человека, а содержащиеся в жалобах сообщения о преступлениях должностных лиц — в Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации и Министерство внутренних дел Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.М. Вершининым материалы, не находит оснований для принятия его жалоб к рассмотрению.

2.1. По смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», жалоба гражданина в Конституционный Суд Российской Федерации на нарушение его конституционных прав и свобод признается допустимым средством защиты лишь при условии, что эти права и свободы нарушаются оспариваемым в жалобе законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле заявителя, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон; при этом к жалобе должна быть приложена копия официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона при разрешении конкретного дела.

Между тем представленными заявителем материалами применение в отношении него в конкретном деле оспариваемого им Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» не подтверждается. Напротив, именно на основании этого Федерального закона он просит признать действия (бездействие) упомянутых им в жалобах должностных лиц не соответствующими Конституции Российской Федерации и Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Упоминание положений данного Федерального закона, в частности в ответах Секретариата Конституционного Суда Российской Федерации, носит разъяснительный характер.

Таким образом, в этой части жалоба не может быть признана допустимой.

2.2. Не имеется оснований для принятия к рассмотрению жалобы В.М. Вершинина и в части, касающейся проверки конституционности части второй статьи 392 УПК Российской Федерации, поскольку представленными материалами не подтверждается применение этой нормы в деле заявителя.

2.3. Не могут быть удовлетворены и требования В.М. Вершинина о направлении Конституционным Судом Российской Федерации его жалоб в Европейский Суд по правам человека, а содержащихся в жалобах сообщений о преступлениях должностных лиц — в Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации и Министерство внутренних дел Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 8 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» гражданин направляет письменное обращение непосредственно в тот государственный орган, орган местного самоуправления или тому должностному лицу, в компетенцию которого входит решение поставленных в обращении вопросов. С учетом статьи 40 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» возможность направления обращения, явно неподведомственного Конституционному Суду Российской Федерации, в государственные органы или организации, компетентные решать поставленные в нем вопросы, определяется Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации.

2.4. Проверка законности и обоснованности действий (бездействия) и решений правоприменительных органов, а также должностных лиц, о чем также просит В.М. Вершинин, Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственна в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Вершинина Владимира Михайловича, поскольку разрешение поставленных в них вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно и поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.11.2003 № 449-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В. Д. Зорькина, судей М. В. Баглая, Н. С. Бондаря, Г. А. Гаджиева, Ю. М. Данилова, Л. М. Жарковой, Г. А. Жилина, С. М. Казанцева, М. И. Клеандрова, А. Л. Кононова, В. О. Лучина, Ю. Д. Рудкина, А. Я. Сливы, Б. С. Эбзеева, В. Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина А. Д. Егорова вопрос о возможности принятия его жалоб к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В жалобах гражданина А. Д. Егорова — участника общества с ограниченной ответственностью «Анего» оспаривается конституционность статьи 22 АПК Российской Федерации 1995 года (утратил силу с 1 сентября 2002 года), содержавшей перечень дел, подведомственных арбитражным судам, а также пункта 2 части 1 статьи 29, части 1 статьи 198, статей 299, 301 и 304 АПК Российской Федерации 2002 года, устанавливающих подведомственность экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений; право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативных правовых актов недействительными; порядок рассмотрения заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора; содержание определения об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации; основания для изменения или отмены в порядке надзора вступивших в силу судебных актов.

По мнению заявителя, статья 22 АПК Российской Федерации 1995 года и названные положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года — поскольку они позволили арбитражным судам признать изданный налоговым органом в отношении ООО «Анего» акт не соответствующим требованиям закона, но при этом отказать в удовлетворении заявления этой организации о признании данного акта нарушающим права и законные интересы заявителя и недействительным, — не соответствуют статьям 1, 2, 15 (части 1 и 2), 17, 18, 19 (часть 1), 21, 34 (часть 1), 45 (часть 1) и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

Заявитель также считает, что статьи 299, 301 и 304 АПК Российской Федерации 2002 года — в той мере, в какой они предоставляют суду право указывать в определении об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в качестве мотивов такого отказа бессодержательную, имеющую общий и неконкретный характер формальную ссылку на отсутствие в доводах заявителя оснований для изменения или отмены судебных актов в порядке надзора, предусмотренных статьей 304 указанного Кодекса, нарушают статьи 1, 2, 15 (части 1 и 2), 17, 18, 19 (часть 1), 21, 34 (часть 1), 45 (часть 1) и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» ранее уведомлял заявителя о том, что его жалобы не соответствуют требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданином А. Д. Егоровым материалы, не находит оснований для принятия его жалоб к рассмотрению.

Это интересно:  Как перечислить деньги на карту

По смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации на нарушение конституционных прав и свобод признается допустимым средством защиты лишь при условии, что эти права и свободы нарушаются оспариваемым в жалобе Законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя; в таких случаях лишение неконституционных предписаний юридической силы является необходимым и адекватным способом для устранения нарушения.

Вопрос о проверке конституционности норм, касающихся подведомственности дел судам общей и арбитражной юрисдикции, неоднократно рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации (определения от 1 марта 2001 года по запросу Центрального районного суда города Челябинска о проверке конституционности статей 239.1 и 239.4 ГПК РСФСР, от 20 декабря 2001 года по жалобе ОАО «Ижмаш» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 22 АПК Российской Федерации и др.).

Анализируя содержание статьи 22 АПК Российской Федерации 1995 года, относящей к подведомственности арбитражных судов разрешение дел о признании ненормативных актов государственных органов недействительными, противоречащими законам и иным нормативным правовым актам и нарушающими права и законные интересы организаций и граждан, Конституционный Суд Российской Федерации установил, что сама по себе эта статья не может рассматриваться как затрагивающая конституционные права граждан. Данный вывод распространяется на часть 1 статьи 198 и пункт 2 части 1 статьи 29 АПК Российской Федерации 2002 года, согласно которым граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд, а арбитражный суд обязан рассмотреть исковые требования о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц — незаконными, если заявители полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение или действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления этой деятельности.

Таким образом, статья 22 АПК Российской Федерации 1995 года, пункт 2 части 1 статьи 29 и часть 1 статьи 198 АПК Российской Федерации 2002 года, по сути, лишь конкретизируют компетенцию арбитражных судов по названным спорам, а потому не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы граждан и юридических лиц. Следовательно, жалобы гражданина А. Д. Егорова, касающиеся проверки конституционности указанных норм, не могут быть приняты Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Проверка же законности и обоснованности принятых по делам с участием ООО «Анего» судебных решений, установление фактических обстоятельств конкретного дела, свидетельствующих о нарушении прав и законных интересов заявителя вследствие вынесения акта налогового органа, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

3. Требования к содержанию определения об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для рассмотрения по существу устанавливаются Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации. Проверка же того, соблюдены ли при рассмотрении заявлений ООО «Анего» о пересмотре судебных актов в порядке надзора предписания пункта 6 статьи 301 данного Кодекса в части обязательности указания судом мотивов отказа в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра судебного акта в порядке надзора, также не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Егорова Андрея Дмитриевича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба признается допустимой, и поскольку разрешение постановленных в них вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 07.11.2008 № 1049-О-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 7 ноября 2008 года N 1049-О-О Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Товарищ» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 5 статьи 168 и пунктом 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Л.Кононова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.С.Бондаря, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы ООО «Товарищ», установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО «Товарищ» оспаривает конституционность следующих положений Налогового кодекса Российской Федерации: пункта 5 статьи 168, предусматривающего, что при реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения), а также при освобождении налогоплательщика в соответствии со статьей 145 данного Кодекса от исполнения обязанностей налогоплательщика расчетные документы, первичные учетные документы оформляются и счета-фактуры выставляются без выделения соответствующих сумм налога; при этом на указанных документах делается соответствующая надпись или ставится штамп «Без налога (НДС)»; пункта 5 статьи 173, согласно которому сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется следующими лицами в случае выставления ими покупателю счета-фактуры с выделением суммы налога: 1) лицами, не являющимися налогоплательщиками, или налогоплательщиками, освобожденными от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога; 2) налогоплательщиками при реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых не подлежат налогообложению; при этом сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, определяется как сумма налога, указанная в соответствующем счете-фактуре, переданном покупателю товаров (работ, услуг). По мнению заявителя, названные законоположения в силу своей неопределенности лишают его возможности воспользоваться льготой, установленной подпунктом 2 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, путем неуплаты в бюджет сумм налога на добавленную стоимость, полученных от контрагентов в составе цены товаров (работ, услуг), допускают двойное налогообложение и тем самым противоречат Конституции Российской Федерации, ее статьям 8, 34 (часть 1) и 57. Как следует из представленных материалов, по результатам проведенной Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 14 по Республике Татарстан камеральной проверки, в ходе которой было установлено, что ООО «Товарищ» пользуется льготой, предусмотренной подпунктом 2 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, было вынесено решение о доначислении ему налога на добавленную стоимость за четвертый квартал 2004 года. Основанием для доначисления налога послужил вывод налогового органа о том, что ООО «Товарищ» в нарушение пункта 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации не исчислило и не уплатило в бюджет суммы налога на добавленную стоимость, полученные от контрагентов за произведенные работы и оказанные услуги.

Арбитражные суды отказали ООО «Товарищ» в удовлетворении требования о признании доначисления налога на добавленную стоимость незаконным, посчитав, что заявитель, включив суммы налога на добавленную стоимость в цены товаров и услуг и получив их от контрагентов, был обязан в силу пункта 5 статьи 168 и пункта 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации исчислить и уплатить в бюджет налог на добавленную стоимость в соответствующем размере (решения Арбитражного суда Республики Татарстан от 18 января 2006 года и от 7 июня 2006 года, постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14 декабря 2006 года, определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 мая 2007 года).

2. Согласно Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы (статья 57). По смыслу данной статьи, конституционная обязанность платить законно установленные налоги и сборы имеет особый, а именно публично-правовой (а не частноправовой) характер, что обусловлено самой природой государства и государственной власти. Налоги, обеспечивая финансовую основу деятельности государства, являются необходимым условием его существования. Соответственно, как указывал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, налоговые правоотношения основаны на властном подчинении одной стороны другой и предполагают субординацию сторон, одной из которых (налоговому органу, действующему от имени государства) принадлежит властное полномочие, а другой (налогоплательщику) — обязанность повиновения. Требование налогового органа и налоговое обязательство налогоплательщика следуют не из договора, а из закона. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью принадлежащего ему имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну; соответствующие же органы публичной власти наделены правомочием в односторонне-властном порядке, путем государственного принуждения взыскивать с лица причитающиеся налоговые суммы, — иначе нарушались бы воплощенный в статье 57 Конституции Российской Федерации конституционно защищаемый публичный интерес и связанные с ним права и законные интересы налогоплательщиков, публично-правовых образований, государства в целом (постановления от 17 декабря 1996 года № 20-П и от 14 июля 2005 года № 9-П, Определение от 27 декабря 2005 года № 503-О). Из этого исходит и Налоговый кодекс Российской Федерации, предусматривающий, что законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения (статья 2). В свою очередь, Гражданский кодекс Российской Федерации исключает применение гражданского законодательства к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, если иное не предусмотрено законодательством (пункт 3 статьи 2).

Это интересно:  Взыскание задолженности в судебном порядке

Поскольку взимание налогов как обязательных индивидуально безвозмездных денежных платежей, необходимых для покрытия публичных расходов, связано с вторжением государства в право собственности, в имущественные права, свободу предпринимательской деятельности и тем самым — в сферу основных прав и свобод, регулирование налоговых отношений должно осуществляться так, чтобы было гарантировано равное исполнение обязанностей налогоплательщиками и не создавались условия для нарушения их конституционных прав, а также прав и законных интересов других лиц. Специфика юридической природы налоговых отношений, имеющих публично-правовой характер, и обусловленная Конституцией Российской Федерации обязанность государства по обеспечению равного налогового бремени и защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций как налогоплательщиков определяют применение, главным образом, императивного метода налогового правового регулирования и, соответственно, связанность свободы усмотрения субъектов налогового права наличием прямых нормативно-правовых предписаний налогового законодательства. Это в полной мере относится к правовому регулированию налоговых льгот как факультативного элемента налогообложения и их использованию налогоплательщиками.

3. Налоговый кодекс Российской Федерации, установив в системе налогов Российской Федерации налог на добавленную стоимость, предусмотрел в статье 149 операции, не подлежащие налогообложению (освобождаемые от налогообложения), отнеся к ним, в частности, реализацию (передачу, выполнение, оказание для собственных нужд) товаров (за исключением подакцизных, минерального сырья и полезных ископаемых, а также других товаров по перечню, утверждаемому Правительством Российской Федерации по представлению общероссийских общественных организаций инвалидов), работ, услуг (за исключением брокерских и иных посреднических услуг), производимых и реализуемых общественными организациями инвалидов (в том числе созданными как союзы общественных организаций инвалидов), среди членов которых инвалиды и их законные представители составляют не менее 80 процентов, а также организациями, уставный капитал которых полностью состоит из вкладов указанных общественных организаций инвалидов, если среднесписочная численность инвалидов среди их работников составляет не менее 50 процентов, а их доля в фонде оплаты труда — не менее 25 процентов (подпункт 2 пункта 3 статьи 149). Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что положения статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, устанавливающие перечень операций, которые в соответствии со статьей 146 данного Кодекса включены в объект обложения налогом на добавленную стоимость, однако в силу прямого указания закона не подлежат обложению данным налогом (освобождены от налогообложения), по своей природе носят характер налоговой льготы (постановления от 21 марта 1997 года № 5-П, от 28 марта 2000 года № 5-П, от 19 июня 2002 года № 11-П, определения от 20 ноября 2003 года № 396-О, от 25 марта 2004 года № 96-О, от 9 июня 2005 года № 287-О). Поскольку предоставление налоговой льготы является исключением из принципов всеобщности и равенства налогообложения, вытекающих из взаимосвязанных положений статей 19 и 57 Конституции Российской Федерации, оно предполагает установление конкретного нормативного механизма реализации, который обеспечивал бы эффективный контроль со стороны государства за использованием налоговой льготы, противодействие возможным злоупотреблениям со стороны налогоплательщиков, а также защиту прав, свобод и законных интересов организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

В соответствии с этим пункт 5 статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации, определяя одно из общих правил использования налогоплательщиком льготы по уплате налога на добавленную стоимость, предусматривает, что при реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения), а также при освобождении налогоплательщика в соответствии со статьей 145 данного Кодекса от исполнения обязанностей налогоплательщика расчетные документы, первичные учетные документы оформляются и счета-фактуры выставляются без выделения соответствующих сумм налога; на указанных документах делается соответствующая надпись или ставится штамп «Без налога (НДС)». Эти требования Налогового кодекса Российской Федерации обеспечивают достоверность налогового учета, исключают возможность введения контрагента в заблуждение относительно цены товара и, соответственно, неосновательное обогащение поставщика товаров, а также выступают гарантией надлежащего информирования контрагента относительно предпосылок получения им налогового вычета. Вместе с тем пункт 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации допускает при реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых не подлежат налогообложению, выставление покупателю счета-фактуры с выделением суммы налога. При этом сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, определяется как сумма налога, указанная в соответствующем счете-фактуре, переданном покупателю товаров (работ, услуг). Из приведенных законоположений в их системной взаимосвязи следует, что федеральный законодатель предусмотрел для плательщиков налога на добавленную стоимость при реализации ими товаров (работ, услуг), операции по реализации которых не подлежат обложению указанным налогом, возможность выбора наиболее оптимального способа организации экономической деятельности и налогового планирования: налогоплательщик вправе либо сформировать цену товаров (работ, услуг) без учета сумм налога на добавленную стоимость и, соответственно, без выделения этих сумм в выставляемых покупателю счетах-фактурах, что повышает ценовую конкурентоспособность соответствующих товаров (работ, услуг), либо выставить контрагенту по конкретным операциям по реализации товаров (работ, услуг) счета-фактуры с выделением суммы налога на добавленную стоимость, при том что именно эта сумма налога на добавленную стоимость (без учета налоговых вычетов) подлежит уплате в бюджет. Кроме того, в соответствии с пунктом 5 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик, осуществляющий операции по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренные пунктом 3 данной статьи, т.е. не подлежащие налогообложению (освобожденные от налогообложения), вправе отказаться от освобождения таких операций от налогообложения, представив соответствующее заявление в налоговый орган по месту своей регистрации в качестве налогоплательщика в срок не позднее 1-го числа налогового периода, с которого налогоплательщик намерен отказаться от освобождения от налогообложения или приостановить его использование. При этом не допускается, чтобы подобные операции освобождались (или не освобождались) от налогообложения в зависимости от того, кто является покупателем (приобретателем) соответствующих товаров (работ, услуг).

Такое законодательное регулирование, направленное на согласование интересов государства и налогоплательщиков, покупателей и поставщиков товаров (работ, услуг) и определяющее такую меру свободы усмотрения налогоплательщиков в процессе исполнения ими конституционной обязанности по уплате налогов, при которой они вправе самостоятельно осуществлять налоговое планирование, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы граждан и организаций как налогоплательщиков. Вопреки мнению заявителя, оно не только не препятствует получению налоговой льготы по налогу на добавленную стоимость, а, напротив, обеспечивает реализацию соответствующего права налогоплательщиками с учетом их конкретных условий и интересов. Что же касается утверждения заявителя о том, что оспариваемые законоположения приводят к двойному налогообложению, то оно является необоснованным. Определение федеральным законодателем круга операций по реализации товаров (работ, услуг), которые не подлежат налогообложению (освобождены от налогообложения), вопреки мнению заявителя, не означает отсутствие при таких операциях объекта налогообложения, — оно представляет собой установленную законом возможность для налогоплательщика не уплачивать налог с указанных операций при соблюдении установленного порядка использования налоговой льготы. В свою очередь, нарушение этого порядка (которое, как это вытекает из приложенных к жалобе ООО «Товарищ» правоприменительных решений, имело место в деле заявителя) влечет за собой обязанность налогоплательщика уплатить образовавшуюся сумму налога на добавленную стоимость в бюджет. Само же по себе возникновение объекта обложения налогом на добавленную стоимость при совершении операций по реализации товаров (работ, услуг), к которым следует относить как операции по приобретению товаров (работ, услуг), так и операции по их последующей перепродаже, отражает экономико-правовую природу налога на добавленную стоимость как налога с оборота (косвенного налога), характеризует объективный механизм его функционирования и, соответственно, не свидетельствует о двойном налогообложении.

4. Таким образом, положения пункта 5 статьи 168 и пункта 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации не содержат неопределенности и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителя. Следовательно, данная жалоба не отвечает критериям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, установленным статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», и не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению. Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы ООО «Товарищ», поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации» и «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Электронный текст документа
сверен по:
Вестник Конституционного
Суда Российской Федерации,
№ 2, 2009 год

Статья написана по материалам сайтов: www.alppp.ru, taxpravo.ru, www.echr.ru, ru.wikisource.org, www.buhsoft.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector